пятница, 1 августа 2008 г.

За Советы без коммунистов 11

616
ПРИЛОЖЕНИЕ
II. Начало повстанческого движения по Тюменской губернии
а) Ишимский уезд.
Закончившаяся к 7 января [1921 г.] государственная продразверстка как будто внесла успокоение в уезд, и наружно было тихо. Ходоки от обществ перестали посещать организации Ишима с жалобами на неза­конные действия продработников, и жалоб с мест поступать не стало. Это было только кажущееся спокойствие. В массе своей крестьянство глухо волновалось против коммунистов и грубых поступков продра­ботников.
Крупная продкампания, проведенная без наличия технических и агитаторских сил, не внесла расслоения в деревни уезда, не сделала грани между социальным положением кулака, с одной стороны, серед­няка и бедняка — с другой, а вернее, своей бессистемщиной объеди­нила их, т. к. зажиточное крестьянство снабжало в счет будущего уро­жая или же работы хлебом бедняков, [понимая,] что хлеб все равно возьмут в разверстку.
В конце января [1921 г.] началась подготовка к продсеменной кам­пании для проведения [посева], каковая должна была дать по уезду 4,5 миллиона пудов. И эта работа окончательно поставила крестьянство в тупик бесконечных разверсток. Этот тупик был создан в силу неясно­сти и непонимания для крестьянства, [о] какой продсеменной развер­стке [идет речь]. И все это как бы послужило сигналом к восстанию целого ряда волостей северо-восточной части, а именно: Челноков-ской, Чуртанской, Викуловской, Готопутовской, затем Каргалинской и Болыне-Сорокинской. Вышеназванные волости, как более глухие и бедные, особенно первые, и раньше часто нуждающиеся в хлебе, пере­носили покорно тяготу государственной разверстки и на часть хлеба их продразверстки, ссыпанного в амбары на местах, смотрели как на свой личный запас, который в случае нехватки им будет выдан. А по­тому при начале проведения посевразверстки, как только был получен приказ Челноковской волостью о наряде 700 подвод для вывозки ссып[ан]ного хлеба, население с. Челноковского всколыхнулось и, подталкиваемое кулачеством, шло к райпродкомиссару с просьбой: «Дайте нам хлеба, а потом увозите». Во время переговоров произошло столкновение, при котором двое крестьян было убито, продработни-кам пришлось бежать, а население Челноковской волости объедини­лось, и к нему быстро примкнули остальные соседние волости.
В начале этого движения, [примерно до] 12 февраля с. г., можно было подметить [как] штрих [наличие] почти стихийного движения,
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 617
объединившего в себе все слои населения. И в первые дни [повстанцы] не применяли никаких репрессивных мер к коммунистам, и уже потом, с ходом событий, определено выявили свою чисто военно-белогвар­дейскую физиономию.
Повстанцами в начале восстания коммунисты не арестовывались, и последние вначале как будто растерялись, не зная, что предпринять, и, [так как они] наполовину собственники-обыватели, колебались. Но по­том, когда определенно белогвардейская группа, засевшая в повстан­ческих штабах, начала производить аресты коммунистов, то они кое-где успели сорганизоваться и приготовиться к самозащите. Но в мес­тах, охваченных восстанием, этого коммунисты сделать не успели и были арестованы.
Двинутые [сначала] для ликвидации восстания воинские части в числе до 100 кавалеристов и до 300 человек пехоты встретили доволь­но упорное сопротивление, но благодаря умелой и энергичной работе комсостава почти без потери было занято село Челноковское, где в бою при попытке перейти в конную атаку был убит главарь повстан­цев Короткое, а затем [взяты] села Чуртан [и] Викулово, где был за­хвачен штаб Северного фронта в составе начштаба Ключенко, его за­местителя Буракова (убит красноармейцами); член военсовета Беспя-тов, командир отряда Иноземцев и другой — Романов — бежали с отрядом на север в Каргалинскую волость. В последующие дни бьши заняты села Готопутовское и Каргалинское, а затем — Б[ольше]-Соро-кинское. Со стороны повстанцев убито до 300 человек, раненых коли­чество неизвестно и пленных — до 1 000 человек (убит комендант Марашев). Захвачены плакаты с изображением стрелы, креста и ло­зунг: «Дайте нам хлеба и возможность свободно жить. Мы просим только хлеба».
Восстание было ликвидировано 7 февраля [1921 г.], и наши части стали стягиваться в с. Абатское для дальнейшего направления в Ишим.
В это время волна восстания перекинулась через Кротовскую во­лость на Голышмановский район, где сразу восстали следующие во­лости: Кротовская, Аромашевская, Евсинская, Малышенская, Усть-Ламенская, Голышмановская, Ражевская.
Картина восстания следующая: 7 февраля к вечеру в с. Малышен-ское приехали повстанцы из волости Аромашевской, Кротовской, Евсинской. Совместно с гражданами села Малышенского и друг[их] деревень бьши обезоружены два отряда продармейцев в количестве 45 человек, и вся масса повстанцев, вооруженная винтовками, дробовыми ружьями, двинулась на подводах в с. Голышмановское. 7 февраля в
618 ПРИЛОЖЕНИЕ
воскресенье вечером сразу же на спектакле в нар[одном] доме [по­встанцы] захватили, арестовали всех ответственных работников волос­ти, обезоружили районную милицию, заняли телеграф и почту. Утром 8 февраля, часа в 4 или [в] 6, была занята повстанцами ст. Голышма-ново, что в 18 верстах южнее села Голышмановского.
Отсюда восстание 9 февраля [1921 г.] передалось на Карасульскую, Локтинскую, Ларихинскую, Пегановскую, Гагарьевскую волости, а затем — на Уткузскую, Утчанскую и Петуховскую волости.
Ст. Голышманово была взята нашими войсками. Затем в этом рай­оне получился застой, продолжавшийся до 20 февраля. 20 февраля наши части повели наступление на юг от ст. Голышманово, и 22 фев­раля с. г. Голышманово было взято, южнее железной дороги повстан­цы также были оттеснены, и было занято нами 25 февраля с. г. с. Ражевское. 25 февраля группа повстанцев, отступавшая на север, была разбита в районе Малышенской волости окончательно, и главари повстанцев этого района Волынский и Размахнин убиты.
Перекинувшееся из Голышмановского района, восстание охватило юго-восточную и южную часть Ишимского уезда и докатилось почти до гор. Ишима, охватив дер. Дятлы [и] Смирнова Ларихинской волос­ти, и 10 февраля днем повстанцами была сделана попытка захватить Ишим в свои руки. Прорвавшиеся на подводах в Ишим повстанцы в количестве 1 000 человек, в том числе около 200 человек кавалерии, были разбиты, часть изрублена нашей кавалерией, часть бежала, и не­которые разбежались по квартирам г. Ишима.
Ночью с 11 на 12 февраля наша кавалерия пошла по дороге на Ла-риху и дер. Дятлы и Клепиково, порубила до 500 человек, заставив их рассеяться по соседним деревням. Противник забаррикадировался в селе Ново-Травном и Старо-Травном, смежных между собой, и попыт­ка 15 февраля взять нашими частями таковые окончилась неудачно. Наши части потеряли до 200 человек убитыми и ранеными и отступи­ли в дер. Кислое.
Милиция 3, 4, 5 и 6-го районов захвачена почти целиком повстан­цами. Начмилиции 3-го района т. Кравчинский убит. Более энергич­ные милиционеры также частью увезены, частью перебиты. В общем надо сказать, что Ишимский уезд весь был восставшим, также и в са­мый город удалось ворваться бандам, которые были выбиты в непро­должительное время.
б) Ялуторовский уезд.
Крестьянское движение в Ялуторовском уезде начало вспыхивать еще с начала января месяца 1921 года в форме главным образом жен-
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 619
ского движения. Но в течение всего этого месяца они как будто не имели между собой определенной связи, а проходили неорганизованно и разрозненно. Но, однако, уже с самого начала эти вспышки велись под руководством более или менее опытных контрреволюционеров. Поводами к восстанию тут являлись тоже материальные отношения, что и в Ишимском уезде.
Настроение населения уезда, возмущенного не столько непосиль-ностью, сколько порядком проведения государственных разверсток и мерами направления к сохранению семенного материала, как органи­зация пятидворок, которое было для крестьянина непонятно, и на это они смотрели что «баран на новые ворота».
Первым опорным пунктом, который был избран контрреволюцией, откуда уже начало распространяться контрреволюционное движение, явилось село Ингалинское, где 3 февраля произошло более или менее организованное восстание. Сюда — как видно, уже по ранее приготов­ленному плану — съехались граждане многих деревень Ингалинской волости и начали производить аресты коммунистов и советских работ­ников. В селе Ингалинское помещался районный пункт начальника милиции 4-го района. Но большинство вооруженных милиционеров во главе с начальником милиции Перфильевым находилось на подавле­нии беспорядков в селе Суерском, и контрреволюции [не] стоило осо­бенного труда арестовать помначмилиции и помначуездмилиции (по­следний заподозрен в участии в восстании) и других лиц. Многим арестованным, за исключением Брызгалова, были нанесены тяжелые побои. Знаменательно то, что восстание подымалось также под при­крытием женщин, которыми руководила гражданка села Ингалинского Глазачева Маремьяна.
Восставшими тотчас же был организован вооруженный отряд под командой гражданина] Егора Кострюкова [из] села Ингалинского, который выставил посты на выездах из деревень и вообще установил полную фронтовую обстановку и начал первый вести организованную работу. По постановлению уисполкома и укомпарта на место восста­ния был послан отряд кавалерии в 22 человека и выехал для выяснения положения предисполкома т. Петров, который задержал отряд в селе Лыбаевском на три часа, беспрепятственно проник в село Ингалинское и пробовал убедить толпу. Имел успех у части населения, но добиться освобождения арестованных не мог и установил порядок лишь с при­бытием отряда. На созванном вскоре собрании т. Петров убедил толпу в необходимости государственных разверсток, согласился с выдачей
620
ПРИЛОЖЕНИЕ
населению фуража для лошадей, работающих на лесозаготовках, но добиться выдачи организаторов бунта не мог.
Оружие, взятое у милиционеров, по требованию т. Петрова [насе­лением] было возвращено. Находя положение улучшенным, т. Петров, дав письменный приказ отряду не производить арестов до прибытия второго отряда, выехал в г. Ялуторовск. После чего толпа напала на кавалерийский отряд, который не был вооружен шашками, а патронов было у каждого от пяти до семи штук, не более.
4 февраля началось движение в Петропавловской волости, где яви­лось на волостной съезд сельских советов и бандитами [было] захваче­но около 300 человек. К 8 февраля с. г. организовалось население [сле­дующих волостей:] 1) Архангельской, 2) Красногорской, 3) Минин­ской, 4) Слободо-Бешкильской, 5) Исетской, 6) Денисовской, 7) Бобы­левской, 8) Верхне-Бешкильской,— и съехавшимися представителями указанных волостей в Ингалинской волости в числе 22 человек [был] организован в селе Архангельском волостной центральный комитет и военный штаб при нем.
Из протокола указанного съезда уже определенно видно, что про­тесты против действия продотрядников, неснабжение фуражом лоша­дей, работающих на лесозаготовках, опасения относительно невоз­можности увеличить посевную площадь на 25% и предполагаемая ги­бель молочного скота — все эти протесты являлись только поводом, прикрытием. Главным же вопросом, решения которого добивались руководители,— это была организация центрального штаба для на­правления заранее подготовленного контрреволюционного движения и координирования действия отдельных отрядов.
Деятельности центрального комитета как такового совершенно не видно. Все руководящие приказы и распоряжения, даже относящиеся к гражданскому населению, исключительно исходили из центр[ального] штаба.
Первые неудачные бои с бандитами отрядов, высланных из гор. Ялуторовска в село Ингалинское, переход части красноармейцев с оружием на сторону повстанцев окрылили последних надеждой. [В] продолжение 7, 8 и 9 февраля все волости Ялуторовского уезда, за ис­ключением части Томиловской волости, где находился хотя и не во­оруженный, но более или менее надежный отряд (маршевая рота Тю­менского конзапаса), и части Сингульской, граничащей с гор. Ялуто­ровском, были охвачены восстанием. Причем движение это распро­странялось кругообразно от главного центра бандитов — села Архан­гельского.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 621
Ялуторовский уезд, за исключением пригородной Томиловской во­лости и города Ялуторовска, был весь охвачен восстанием.
в) Тобольский уезд.
5 февраля крестьянское повстанческое движение, вспыхнувшее в районе Челноковской, Чуртанской и др. волостей Ишимского уезда, перебросилось на Тобольский уезд. Отряд повстанцев Ишимского уезда занял юрты Вершинские Тукузской волости Тобольского уезда.
Отрядом выслан авангард, занявший село Тукузское, откуда дви­жение распространилось на села Черное, Дубровное, Усть-Ишим. К этому времени восстание в Тарском уезде Омской губернии помогло и усилило движение по Тобольскому уезду. К 16 февраля телеграфная связь Тюмень — Тобольск была прервана в силу вспыхнувшего вос­стания в районах волостей уже Тюменского уезда, граничащих с То­больским [уездом:] Покровская, Караульноярская и Еланская. 20 фев­раля [мы] имели сведение — полученную из Тобольска через Обдорск радиотелеграмму, которая сообщает, что повстанцы в 12 верстах от г. Тобольска. А за этим последовало сообщение о падении Самарова, и уже 20 февраля город Тобольск был взят повстанцами. Причина паде­ния Тобольска — отсутствие патронов и оружия.
По взятии города Тобольска организовался крестьянский [город­ской] совет. Список членов совета характерен по своему составу: из эсеров и домовладельцев. Их официальный орган — [газета] «Голос Народной армии», № 1. В передовице их газеты выдвинут лозунг: «Вся власть народу, долой коммунизм». Разнообразные их воззвания рас­пространяются среди наших частей, а также в местностях, еще не охваченных восстанием. В этих воззваниях указывают на больные места крестьянину: продразверстку, грубости и дебоширства комисса­ров, а также стараются повлиять на красноармейцев, к которым они обращаются в своих воззваниях.
Занятие города Тобольска не могло не отразиться и на всем Севере. Банды повстанцев быстро начали распространять свое влияние и дей­ствия на Сургутский, Березовский и Обдорский районы. Малочислен­ные и полувооруженные наши коммунистические отряды пали в борь­бе с бандитами. Но сильный нажим многочисленных бандитов, хоро­шо вооруженных, которым удается делать свое задуманное дело. И вот имеем сведения к 22 марта из Обдорска, которые говорят: Березов оставлен противнику, и подходят к Обдорску. Но в это время, несмот­ря на усилия осторожного обеспечения тыла, в самом Обдорске вспых­нуло восстание. Решительное [его] подавление дало возможность севе-
622
ПРИЛОЖЕНИЕ
рянам эвакуировать радиостанцию и семейства коммунистов, избавить их от насилий и истязаний белогвардейско-эсеровской власти.
г) Тюменский уезд.
Повстанческое движение по Тюменскому уезду вспыхнуло в двух частях:
а) В южную часть уезда [восстание] перебросилось из Ялуторовска8 февраля. Район, охваченный восстанием,— Заводоуспенская, Чер-вишевская волость и Богандинская. К 10 февраля восстание докати­лось до деревни Ожогиной, стоявшей в расстоянии от г. Тюмени в 4верстах. В деревне Гусевой, что в 15 верстах южнее Тюмени, повстан­цами была обезоружена команда полевой хлебопекарни 29-й дивизии.16 февраля после упорных боев уже сформированных отрядов губерн­ской чрезвычайной комиссии в помощь малочисленным действующимотрядам [советских войск] село Червишево и Заводо-Успенская во­лость были очищены от повстанцев. Действующие части вышли натерриторию Ялуторовского уезда, без боя заняли Шороховскую во­лость, забрав в плен руководителя Осколкова и других (по происхож­дению крестьян, социальное положение — кулаки). Другие же руково­дители и командиры — колчаковские служаки, офицерские и нижниечины: как-то Крылов Семен и Сидоров,— ушли с отрядами к Ялуто­ровску.
б) Восстание в северо-восточной части уезда вспыхнуло в районес. Варваринское. 9 февраля повстанческий штаб, руководивший вос­станием в этом районе, находился в Юргинском селе Ялуторовскогоуезда (во главе с неким Королевым).
Не имея в достаточной мере вооруженной силы, чем и воспользо­вались повстанцы, их отряды без сопротивления быстро двигаются, занимая Еланскую, Тавдинскую [волости] и Покровское. Посланные незначительные [советские] отряды вынуждены были отступить. По­лучив в помощь Казанский полк, каковой и пришлось бросить частью в этот район, а вторую — в Туринский уезд, где также началось дви­жение. Еще до прихода Казанского полка на участок Покровского про­тивник был выбит и укрепился в селе Ярково. Этот район населен пре­имущественно мусульманами, и при первом нашем наступлении Ка­занского полка, состоящего из мусульман,— притом этот полк, как оказалось после, совершенно небоеспособен,— и при первом наступ­лении рота этого полка перешла с пулеметами на сторону повстанцев. Во вторичное наступление — вторая рота также ушла к повстанцам, также забрала пулеметы. К счастью, [было] спасено трехдюймовое орудие при помощи сотрудников ЧК. Остальная часть, не решившись
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 623
переходить, занялась самострелами в руки; по нумерации это роты 4 и 5-я.
д) Город Тюмень.
Повстанческое движение докатилось до города 9 февраля с трех сторон расстоянием от 15 до 4 верст охваченные деревни восстанием. Главари повстанцев наладили связь [с] в то время существовавшей белогвардейской подпольной организацией, в которую для сотрудни­чества вошли два крестьянина. Кроме этого, повстанческим штабом Шороховского района Ялуторовского уезда были посланы несколько крестьян для связи с городом Тюменью в эту же организацию, а также в задачу их входила вербовка офицерства для руководства повстанче­ским движением (но этого сделать не удалось).
10 февраля [проходило] очередное заседание контрреволюционной организации, на котором обсуждался вопрос захвата двух трехдюймо­вых орудий с 400-ми снарядами, которые стояли на платформе ст. Тю­мень, погруженные для отправки их в Омск, но задержанные губис-полкомом ввиду опасности их перехвата повстанцами на ст. Голышма-ново. Заседание закрылось с тем уверением, что орудия будут в их руках при содействии железнодорожников (членов этой организации). Для окончания плана выступления [было] назначено вторичное засе­дание 10-го в ночь на 11 февраля. Собравшиеся на это заседание — девять главных инициаторов во главе с руководителем Лобановым, служащим на ст. Тюмень (в то же время — студент[ом] политехнику­ма, бывшим корнетом отряда Святого креста колчаковской армии). На этом заседании был выработан план выступления следующий:
1) 11-го в ночь сообщить повстанческим отрядам, стоящим от го­рода [в] 4-6-15 верстах, пойти в наступление на город. В это времязахватить орудия, разобрать желдорпуть со стороны Ялуторовска иЕкатеринбурга, обрезать телеграфную и телефонную сеть, захватитьпороховые погреба и склады с оружием. Но к этому же времени во­шедшая первая группа повстанцев на подводах должна была произвес­ти захват губернской чрезвычайной комиссии. Надо сказать, что онибыли уверены в проведении этого плана, и отчасти они надеялись назавербованных в свои ряды из батальона ЧК красноармейцев, при по­мощи которых достали военный пароль.
2) Они были также уверены, что губчека про их существование незнает, так как они тоже и сюда навострили свой нос через сотрудницугубчека, занимавшую должность делопроизводителя секретно-опера­тивного отдела (также ими еще ранее была подослана контрразведчи­ца, которая была арестована).
624 ПРИЛОЖЕНИЕ
На этом же заседании и оборвался их «гениальный» план, ибо они очутились в руках тех, кого собирались взять. Т. е. к этому времени была подготовлена ликвидация этого заговора, и их «торжественное» заседание оказалось в руках чекистов, а пушки во дворе чека.
Состав членов организации — начиная с колчаковского корнета и кончая бывшим содержателем домов терпимости.
III. Конструкция «народной» власти
В тылу противника в конструкции исполкомов изменения происхо­дили следующие: исполкомы получали название военных штабов, а председатели их — «начальников штабов», председатели сельсоветов именовали себя или «комендантами», или же «начальниками штабов».
В местах, охваченных восстанием, была объявлена мобилизация мужского населения от 18 до 45 лет, унтер-офицерского ополчения — до 50 лет.
Население многих деревень неохотно шло на призыв мобилизации, но, подгоняемые угрозами, [жители] все-таки шли.
Ссыппункты охранялись исправно, на складах овес и сено выдава­лись по ордерам воинским частям повстанцев.
В общем тыл противника был более организован, чем фронт, где попытки наступления противника носили характер массового воору­женного наступления без определенной задачи для каждой группы. Выступление свое повстанцы во всех приказах и других документах характеризуют словами, что «они борются не против советской власти, а против коммунистов».
В городе Тобольске организован городской крестьянский совет, а также было особое представительство от профсоюзов, но в последнее время городской совет отстранил это представительство (по неизвест­ным причинам).
Некоторые советские учреждения переименованы: отделение губ-кожа — в «военно-промышленный комитет», упродком — в «продо­вольственную управу». Все суды советской власти аннулируют, соз­дают «окружной суд» и ему подчиняют мировых судей, принцип уста­новлен выборности судей постановлением судебного устава 1864 г. (опубликованные в официальном органе г. Тобольска газете «Голос Народной армии», № 9, которые привожу ниже полностью):
Основные принципы организации новой власти
Конечно, в настоящее время напряженной борьбы на ближайших фронтах и при отсутствии связи с центром говорить о деталях по-

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 625
строения центральной власти преждевременно. Но вместе с тем нель­зя, однако, и стать на ту точку зрения, что в период войны нельзя-де вообще рассуждать на эту тему. Сначала-де надо победить, а потом и разговаривать.
Нет. Такое положение также неправильно. Без ясно осознанных по­литических и экономических целей и идеалов трудно вести даже внешнюю войну. Гражданская же, революционная война без ярких, всеми понимаемых лозунгов прямо немыслима.
Как я могу пойти на войну, быть активным участником какого-либо общественного движения, не представляя ясно одухотворяющих его идеалов, его конечных целей, хотя бы в общих чертах.
Это совершенно невозможно.
Таким основным, широким лозунгом настоящего движения являет­ся лозунг «Вся власть — народу».
Это основное революционное требование, это фундамент револю­ционной борьбы и строительства.
Государственная власть должна быть избрана всем народом, должна являться действительным выразителем его настроений и ис­полнительным приказчиком народной воли.
Только такая власть будет прочна и, говоря от лица народа, будет действительно чувствовать за собой весь народ, всю Россию.
Всякая попытка навязать власть сверху, поставить во главе народа какую-то одну группу, защищающую только свои интересы, заранее обречена на неудачу.
Так кончилось царское самодержавие, когда власть принадлежала дворянам и помещикам, так погиб Колчак, намеревавшийся вручить бразды правления буржуазии, так бесславно падает и диктатура ком­мунистической партии, думавшей насильным образом править Рос­сией.
Отныне на Руси должно установиться истинное народовластие. Ка­ким же образом может создаться такая настоящая всенародная власть?
Только выборы на основе всеобщего, прямого и тайного голосова­ния — и никак иначе. Этот закон всеобщего избирательного права есть величайшее завоевание революции и основа подлинно демократиче­ского правительства. И только злая воля коммунистов объявила эту священную формулу, омытую кровью тысяч мучеников революции всех стран, «буржуазным предрассудком».
Теперь коммунистов нет, настоящий принцип будет поставлен, и на основе его должна организоваться как центральная, так и местная власть.
626 ПРИЛОЖЕНИЕ
Если таковые выборы будут произведены правильно, то можно на­перед указать их результаты.
Россия — страна земледельческая, в ней 80% населения составляют крестьяне-землепашцы.
Следовательно, и власть в России будет властью преимущественно трудового крестьянства, властью, избранной пахарями. Данный ре­зультат неизбежен, т. к. правовая идеология любой страны должна непременно отвечать господствующим способам производства.
Но, повторяю, сейчас, когда мы находимся в горниле борьбы, гово­рить о центральной власти не приходится, и все наше внимание должно быть сосредоточено на власти местной.
Лица, стоящие сейчас во главе власти, должны всегда помнить, что возврата к старой дореволюционной России быть не может, что всякие мечты о том, чтобы "Волга-матушка да вспять побежала", несбы­точны.
Россия в 1917 году встала на революционную дорогу и с нее не сойдет, всякие попытки, вроде колчаковских и коммунистических, провалятся.
О возврате земли помещикам или о нарушении закона о 8-часовом рабочем дне не может быть речи.
Несомненно, частная промышленность восстановится. Это истори­ческая необходимость, «ея же не прейдеши», но царство беззастенчи­вой эксплуатации человека человеком умерло вместе с царизмом.
В области суда должно быть восстановлено все, что действовало при Временном правительстве Керенского.
Коммунистический суд на основании «революционной совести» должен смениться судом юристов на основании писаных законов.
Во всей своей полноте должен быть восстановлен также и институт суда присяжных заседателей. Это ценнейшее достижение в судебной области.
Затем, по мере все большего и большего отхода фронта, должны воскресать и остальные свободы, также причисленные коммунистами к «буржуазным выдумкам», как-то: свобода личности, слова, печати и проч.
Мы не должны подражать коммунистам, когда они, желая устано­вить в какой-нибудь местности красный террор, объявляли данную местность прифронтовой полосой, хотя бы до фронта было и несколь­ко тысяч верст.
Мы боремся за попранные коммунистами права человека и гражда­нина, и это всегда должны помнить.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 627
IV. Организация руководящих военных штабов
Штабы находились в селах 1) Архангельском, 2)Исетском, 3)Шо-роховском и 4) Шатровском. Во 2-м районе милиции — Омутинский район — имелось по два штаба: главный и полевой при каждой волос­ти. Частями [мятежников], оперировавшими в Заводоуковском районе (1-й район милиции), руководили штабы Юргинской и Емуртлинской вол[остей], откуда и направлялись отряды в эти районы. В Емуртлин-ском районе (3-й район милиции), согласно сводок райначальника милиции, существовало довольно много штабов. В каждой волости находился военный (очевидно, полевой) штаб, через 10 или 15 верст от него — «резервный штаб» и еще далее в тыл — «главный штаб», кото­рому подчинялись остальные.
В селе Суерском существовала женская комендатура — выдавались пропуска — и, кроме комендатуры, какое-то мужское «администра­тивное правление».
В деревне Скородум Красногорской волости находился полевой штаб. Кроме того, штабы имелись: один в селе Коркинском, второй в Мининском и, наконец, в селе Ингалинском — штаб командующего фронтом бандитов Морева (Морев — бывший комендант г. Ялуторов­ска в 1920 году, на военной службе был писарем).
Архангельскому центральному штабу, как видно из показания ко­мандира Лопарева, были подчинены штабы 1)Ингалинский, 2) Бобы­левский, 3) Исетский и 4) Шороховский.
У бандитов всюду была сеть комендатур, не только в волостных се­лах, но и в деревнях, при коих имелись комендантские команды. Пока известно, что комендантские управления [существовали] в селах 1) Су­ерском, 2) Мининском, 3) дер. Липихиной Мининской вол., 4) Шатров­ском селе, 5) дер. Нифакиной. Начальники гарнизонов находились в селах 1) Суерском и 2) Коркинском.
Кроме того, существовал военный совет, членом которого был из­бран 14 февраля Белозеров Иван Перфильевич. Деятельность и состав такового не выяснены.
В гор. Тобольске организован главный штаб Народной армии.
V. Связь бандитов
Каждый волостной исполнительный комитет, сельский совет ин­формировали через нарочных центральный штаб не менее двух раз в сутки регулярно. Связь между штабами существовала главным обра-
628
ПРИЛОЖЕНИЕ
зом конная, через посредство конных отрядов, надежных подводчиков и нарочных.
В Емуртлинском районе бандиты имели некоторое время телефон­ную сеть. Аппараты и провода были захвачены у отряда полестро-33. Но связь эта была скоро уничтожена, будто бы только потому, что не надеялись на красноармейцев, кои обслуживали сеть, из которых по этой причине несколько человек [было] расстреляно.
Бандиты пользовались телеграфом в селе Мокроусово и благодаря этому имели хорошую связь с Тюменью через посредство Червишев-ской волости Тюменского уезда. Захвачен ими был также телеграф в селе Заводоуковском, где у них существовала связь с Ишимским уез­дом. Шпионаж бандитов также играл громадную роль, т. к. о положе­нии г. Ялуторовска, о состоянии частей гарнизона в политическом отношении, аресте помощника начальника милиции Брызгалова Ар­хангельский центральный штаб узнал моментально, о чем информиро­вал в своих сводках население всех волостей. С другой стороны, для борьбы с контрразведкой бандиты принимали самые суровые меры. Все случайные лица, оказавшиеся проживающими не по месту своего жительства, гнались из деревни и даже открыто расстреливались.
VI. Регулярные войска Народной армии
Организованные силы бандитов пока точно не установлены, но имеются сведения о существовании следующих отрядов:
1) Отряд Дударева, состоящий из гр[аждан] Юргинской волости,численность до 450 человек со 150 трехлинейными винтовками.
2) Отряд Мальцева Александра Михайловича численностью 700человек при малом количестве винтовок. Эти отряды оперировали вЗаводоуковском районе.
3) Кавалерийский отряд в 300 человек при малом количестве вин­товок, состоящий из гр[аждан] Комиссаровской и Ермуртлинской вол.
4) Там же отряд пехоты в 500 человек.

11) Отряд Лопарева.
12) Отряд Киселева.
13) Отряд Байкалова.
14) Отряд Ваганова.

5) Отряд Перевалова и Палкина.
6) Отряд Милова.
7) Отряд Кострюкова.
8) Отряд Клевакина.
9) Отряд М. Тюрина (конный отряд). 15) Отряд Балина.
10) Отряд Василия Кобелева. 16) Отряд Фомина.
Состав указанных отрядов был текучий, боевых единиц они из себя не представляли, как сформированные наспех. Что касается связи, то в этом отношении дело у бандитов было поставлено прекрасно.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 629
Сама организация Мужицкой армии производилась на территори­альных принципах. В каждом селе и деревне организовывались роты, батальоны с хозяйственными частями и т. д., но в большинстве волос­тей просто фигурировали отряды, не имевшие иногда никакой воин­ской дисциплины. Однако все части подчинялись определенным шта­бам. Командный состав иногда избирался из лиц, знающих военное дело, а в большинстве случаев — назначался штабами. Не присоеди­нились к повстанцам, за исключением отдельных лиц, следующие во­лости и селения: 1) Заводоуковская волость; 2) Лыбаевская, за исклю­чением дер. Зыряновой; 3) Бигилинская, за исключением деревень Першиной и Хорзовой; 4) дер. Окуневка Омутинской волости; 5) Ин-галинская волость, восставшая первой, первая пошла против повстан­цев и защищала арестованных коммунистов; 6) село Ануфриевское Мининской волости; 7) Слободо-Бешкильское.
Между прочим, население последней волости при вторичном отхо­де советских войск, не желая принимать участие в бунте, массами вы­ехало в г. Ялуторовск и до занятия [советскими] войсками волости вновь жило на правах беженцев. Часть населения Ингалинской волос­ти также при отходе советских войск эвакуировалась с последними.
[С] присоединением бандитских групп к Курганской «освободи­тельной» дивизии общее число насчитывалось во время наступления на Ялуторовск до 20 000 человек. Большая часть из них была вооруже­на пиками и другим холодным оружием.
VII. Тактика и пропаганда бандитов
Тактика бандитов была такова. Прежде всего, массовое распро­странение штабами сводок, указывающих на взятие восставшими го­рода Ишима, Ялуторовска, Ново-Николаевска, Омска, Татарска, Том­ска и т. д. С распубликования каковых сводок, собственно, и началось поднятие восстания в каждой волости. Далее, вооруженные кучки бан­дитов, руководимые кулаками, пригонялись на подводах в соседние волости и под страхом оружия принуждали волисполкомы произво­дить мобилизацию населения от 17 до 45 лет. Вооруженные кулаки мобилизованной волости, подкрепленные бандитами центральных во­лостей, гнали в следующую волость, арестовывали коммунистов и т.д. Характерно то, что бандиты, [заняв] какую-либо волость, и начальники отрядов не решались сами подписывать приказов о мобилизации насе­ления, а заставляли это делать членов и секретарей волисполкомов, преследуя этим, очевидно, ту цель, дабы придать контрреволюцион­ному движению массовый характер поголовного народного восстания.
630 ПРИЛОЖЕНИЕ
Сводки бандитами распространялись через волисполкомы и сельские советы путем снятия копий в каждом из этих учреждений и отсылки приказа или сводки дальше.
VIII. Главари, командиры и деятели «народной» власти
Из трех отделов 33-го полестро, раскинутых в Ишимском и Ялуто­ровском уездах, 1-й строительный отдел, расположенный в Новой Заимке Ялуторовского уезда, в боевом порядке отступил в Ялуторовск, потеряв 12 человек убитыми и расстрелянными повстанцами, 4 — ра­неными и 6 — без вести пропавшими. 1-й строительный отдел вышел из положения, сохранив революционность, потому что старпо тов. Рюмин был честным советским] работником.
2-й строительный отдел со штабом, расположенный в селе Афонь-кинском, был захвачен повстанцами, и коммунисты т. Хомяков, Серге­ев, Шадрин (офицер), Кальдзмон [были] убиты, т. Тополев, Гальянов, Олейников увезены повстанцами в с. Налобинское арестованными и, как партийные люди, вряд ли останутся живы. 14 человек красноар­мейцев прибыли в Ишим, 39 были освобождены из плена повстанцев красными частями.
На сторону противника перешли Шаньгин (бывший колчаковский офицер, штабс-капитан Екатеринбургской ударной дивизии), Сергеев (офицер), Харламов.
3-й строительный отдел со штабом, расположенным в с. Голышма-ново, дал повстанцам самое большое количество как технических ра­ботников, так и руководителей.
На стороне противника оказались:
1) Старпо Зубков — поручик старой армии, составлял оперативныесводки повстанческого штаба.
2) Завхоз Волынский — подпоручик старой армии, у повстанцевбыл начальником штаба Голышмановского района. По показаниямжены Волынского, последний во время пребывания в университетебудто бы был [социалистом]-революционером. Показания не вполнеточны, и основанием для определения партийности его служило мне­ние жены, основанное на том, что Волынский имел в дни студенчествалитературу с.-р.
3) Размахнин был в Голышмановском штабе повстанцев, офицер-колчаковец Пермской стр. дивизии.
4) Дмитриев (прапорщик-дворянин) — начальник 3-го участка 3-гоотдела, мобилизовал весь свой участок вместе с техническим имущест­вом в помощь повстанцам.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 631
5) Белов — исполнял в штабе обязанности переписчика.
6) Лазаревский — подпоручик.
7) Петров — поручик, нач[альник] отряда (убит красными).
8) Николаев — фельдшер.
9) Барамзин — бывший писарь.
10)Заикин — вольноопределяющийся, ун[тер]-офицер старой армии.
11) Антошкин.
12) Ласточкин — адъютант начальника Голышмановского гарнизо­на Богомолова.
13) Шмидт — прапорщик, был арестован крестьянами и будто бы,по слухам, убит ими, т. к. его признали за еврея.
14) Феофанов — офицер и инструктор при повстанческом штабе,убит повстанцами.
15) Алексеев — посыльный при штабе.
Какую рель играли Барамзин и Антошкин, неизвестно, т. к. нет достоверных данных об их работе в повстанческом штабе, и где они находятся — неизвестно.
Военком 3-го отдела 33-го военполестро Персис [был] убит по­встанцами при начале движения. Лазаревский и Антошкин были по­сланы повстанческим штабом в с. Усть-Ламенское для работ, Размах-нин, Зубков и Волынский — убиты самими повстанцами. Сначала они были мужиками якобы арестованы за «измену», и дорогой, когда их повезли, то ямщики их сами убили. Это подтверждается тем, что рас­поряжение Голышмановского штаба об их возвращении обратно в Го-лышманово [было] послано вслед, уже живыми их не захватило.
Руководителями восстания Голышмановского района явились Во­лынский, завхоз 3-го отдела 33-го полестро, командующий войсками — бывший офицер Феофанов и Петров, тоже 3-го отдела 33-го поле­стро. Начальником гарнизона [был] Семен Богомолов — середняк, солдат-фронтовик с. Голышмановского, плохо грамотный; комендан­том — Малышкин Леонид, крестьянин-середняк с. Голышмановского, унтер-офицер колчаковской армии. Затем попадаются фамилии Спи-риденко (офицер), Носова — кулак, спекулянт Аромашевской волости деревни Вагановой; Ширшов и др.
В Ялуторовском уезде [имелся] центральный [исполнительный] ко­митет и при нем штаб, в который вошли председателем центр[ального] штаба гр. Красногорской волости Александр Иванович Кондратьев, помощником к нему — Матвей Григорьевич Кобелев, секретарем — псаломщик Мельников и помощником последнего — некто Конюков.
632
ПРИЛОЖЕНИЕ
Председателем центрального исполнительного комитета избран тот же Кобелев, который одновременно был назначен «начальником внутрен­ней охраны по району».
Во главе штаба Народной армии в гор. Тобольске встал Желтов-ский (правый эсер, фельдфебель старой армии); председателем [вре­менного городского совета был] Коряков, правый эсер; помощником коменданта и членом штаба — Силин, эсер. Издан приказ о регистра­ции офицеров и генералов до 60-ти лет. Вагин — зав. [отделом] труда (правый эсер), Садовский — член редакционного комитета (прав[ый] эсер), члены советов: Экземплярский, Максимов и другие руководите­ли (прав[ые] эсеры).
Также есть деятели народной тобольской власти — конституцион­ные] демократы] Вернер, Новодворским, Тихонов и др. Читая их офи­циальный орган, который начинается с передовицы заядлого эсера и кончая матерым кадетом. Вот это доказывает уже тот факт, что правые эсеры идут одним шагом с кадетами и дуют в унисон восстановления народной власти, переходя к этому через трупы зверски изуродован­ных коммунистов, беспартийной бедноты и их малолетних детей. (Ввиду еще занятия [мятежниками] Тобольска, Сургута, Березова, 06-дорска других каких-либо материалов нет). «Голос Народной армии»
— их орган печати, № 9, где они великолепно выявили свою физионо­мию, читаешь этот номер, от которого веет затхлой Учредилкой. И вэтом же номере напечатаны «Основные принципы организации новойвласти».
Во главе движения на северо-востоке Ишимского уезда встали 1) Короткое — бывший колчаковский урядник, уполномоченный уезд-военкомата г. Ишима по закупке лошадей, главный руководитель вос­стания; 2) Ключенко — казначей Викуловского лесничества, кулак, спекулянт (начальник штаба Сев[ерного] фронта); 3) Бураков — лесо­заготовщик Викуловского лесничества; 4) Иноземцев — пом[ощник] военкома Готопутовской волости, бывший комбат красных войск, коммунист, сын кулака, начальник повстанческих отрядов; 5) Беспятов
— начальник почт[овой] конторы [с] Чуртан. Штаб Северного фронтабыл расположен в Чуртанах. Благодаря имеющимся хорошим техниче­ским силам [мятежники] быстро сумели наладить связь между волос­тями. Умело воспользовали телеграф для своих целей, и документаль­но установлено, что Ключенко имел разговор по прямому проводу сг. Тобольском, с каким-то капитаном Филипповым и с Черной Слобод­кой, но с кем, неизвестно, [его] начальные буквы И. Ц.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 633
В организации штабов действовала умелая рука белогвардейского офицерства, как, например, в Ингалинском районе б[ывший] штабс-ка­питан Тоболкин, прибывший в село Архангельское, очевидно, по де­мобилизации из гор. Петропавловска; подпоручик Першуков Василий, учитель Красногорской школы; подпрапорщик Войтович, прибывший в Красногорскую волость из г. Омска по демобилизации; Булыгин Иван, профессиональный преступник (был начальником штаба и глав­ным руководителем, превзошедшим всякие границы в зверствах [в] Коркинской волости); кулак дер. Коктюль Томиловской волости А. М. Мальцев. В Омутинском районе главным руководителем банд был свя­щенник Александр Сосунов. В Ермутлинском районе руководили вос­станием бывший становой пристав Кравченко и бывший мировой судья и бывший чехословацкий офицер Алферьев Николай. Комендан­том штаба в селе Нижне-Манайское был учитель Василий Копейкин.
В общем офицерства всех чинов и рангов в стане белых было большое количество, но пока личности таковые не установлены. Большинство руководителей исключительно из кулацкого элемента. В селе Верхне-Суерском руководил правый эсер Филимонов.
Женское движение, сыграв свою роль в поднятии восстания, пре­кратилось во всех районах, за исключением Коркинской волости, где было создано много женских боевых отрядов, командирами которых состояли также женщины: например, жена заведующего почтовым отделением Кодинцева и другие. Из главарей пока пойманы командо­вавший отрядом в 1 000 человек Лопарев Архип; начальник полевого штаба Докучаев; комендант Пашков, правый эсер; начальник отряда Кобелев Василий; командующий Шороховским районом Осколков (николаевский солдат). Много видных участников восстания расстре­ляно войсковыми частями: например, подпрапорщик Войтович и дру­гие. К сохранению арестованных оперативным штабом и губчека при­няты меры.
IX. Способы вооружения
Установлено, что у восставших имелась связь через Петропавлов­скую волость с Ишимским, Курганским и Шадринским уездами. Из Денисовской волости были командированы красноармейцы в г. Тю­мень, туда же из Ингалинского района [были направлены] три челове­ка в «Сараи» за оружием. О связи бандитов с г. Ялуторовском не при­ходится говорить, т. к. задержано несколько человек, посылавшихся с определенной целью шпионажа.
634 ПРИЛОЖЕНИЕ
Толчок к восстанию дан был со стороны к.-р. Ишимского уезда, так как банды с села Усть-Ламенского и других сел перекинулись в Ялу­торовский уезд и начали наступление на линию жел[езной] дороги. Восставшие в с. Ингалинском усиленно распространяли сведения о Ишимском восстании.
Большинство имевшихся в волостях продотрядов, милиции и ис­полкомов были [мятежниками] разоружены, а также извлекалось ору­жие, припрятанное ранее и во время гражданской войны 1919 года, но и частью хранившееся с Германской войны, например, хранилось в Комиссаровской и Кизакской волостях 90 винтовок. Захват оружия и патронов в задержанных бандитами эшелонах на 31-м разъезде Ом­ской жел[елезной] дороги и [на] ст. Петухово также воодушевил вос­ставших. В Ингалинской волости бандиты захватили оружие у мили­ционеров и у отряда, руководимого военруком Ялуторовского уездво-енкомата Седором, около 23 трехлинейных винтовок, 10 шашек и 7 револьверов. В Коркинской волости — 15 винтовок и 3 ящика патро­нов, которые хранились у обвинявшегося ранее в контрреволюции Бу­сыгина Ивана. В Суерской волости было трехлинейных винтовок 20 и 20 шашек, в Юргинской волости — около 15 винтовок, в Слободо-Бешкильской волости имелось до 20 шт. трехлинейных винтовок, в Архангельской волости — 4 винтовки, в Красноярской — 3 нагана, 5 винтовок и одна шашка. Архангельский штаб надеялся на получение оружия из тюменских «Сараев». Откуда было приобретено оружие в Суерской волости и других волостях, не выяснено. Количество ору­жия, имевшегося в других районах, не выяснено, но в меньшем коли­честве, чем в указанных районах. Население Коркинской волости на­деялось также получить оружие из г. Тюмени. Несколько человек было командировано из Красногорской волости (но последние не возврати­лись обратно).
Не имея достаточного количества оружия, бандиты вооружились охотничьими ружьями, каковых имели достаточное количество, а так­же и пороха. Кроме того, вооружались пиками, состоящими из дере­вянного шеста и прикрепленного на конце такового отточенного и удлиненного «боронного зуба».
Указанными пиками было вооружено громадное количество банди­тов. Штабами мобилизовались для ковки пик все кузнецы, советские ремонтные мастерские и трудовые артели. Насколько отчаянно гото­вилась к бою деревня, видно из того, что в Омутинском районе для ковки пик, за недостатком кузнечных горнов, приспосабливались бани. В дер. Скородум Красногорской волости имелась патронная мастер-
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 635
екая. Масса бандитов была вооружена топорами, ломами, пешнями, вилами и т. д., а иногда просто кольями и палками. Кроме того, напри­мер Архангельским центральным и другими штабами издавались бое­вые приказы о сдаче в штабы пороха, гильз, патронов и прочих боевых припасов, что давало положительные результаты. Как видно из распи­сок завхоза Архангельского центр[ального] штаба, патроны сдавались сельскими советами (кулацкого, нового состава) и отдельными лицами целыми ящиками. По сведениям, у бандитов имелось несколько пуле­метов (один был захвачен у Ялуторовского [советского] отряда, после взят обратно), но вместо пулеметов в большинстве случаев бандитами употреблялись трещотки, которыми демонстрировалось действие пу­лемета.
На Покровском направлении всего перешло из Казанского полка к повстанцам около 300 человек. На этом же участке всего взято по­встанцами оружия — 500 винтовок, 200 гранат, 2 пулемета Максим и 4 автоматических ружья Шоша. Также попало много оружия из Петро­павловска, где повстанцами взято всего с перешедшими частями 21-й дивизии войск ВНУС 8 пушек трехдюймовых, 1 000 винтовок и до десяти пулеметов с невыясненным количеством огнеприпасов.
X. Лозунги бандитов
С первоначалия лозунги повстанцев были очень пестры, ибо в это время [восстание] не успело принять определившуюся физиономию. Первые семь лозунгов — первоначального восстания, но с занятием города Тобольска постепенно начали выявляться физиономии эсеров:
1) «Долой коммунистов, да здравствует советская власть и свобод­ная торговля» (село Архангельское).
2) «Да здравствует Временное правительство. Долой коммунистови хлебные разверстки» (Суерская волость).
3) «Смерть коммунистам. Да здравствует советская власть» (Кор-кинская волость).
4) «Мала норма оставленного хлеба. Не давать вывозить хлеб изпятидворок в гор. Ялуторовск» (требования гр[аждан] Ингалинскойволости).
5) «Долой коммунистов. Да здравствует крестьянская власть. Дайтехлеба» (Мининская волость).
6) «Да здравствует Учредительное собрание» (Ермутлинскийрайон).
7) «Долой коммунистов. Не нужно товарищей» (Шатровскойрайон).
636
ПРИЛОЖЕНИЕ
И заключительным аккордом были черные знамена и надписи бе­лыми буквами на них: «С нами Бог и царь Михаил 2-й» (Новозаим-ское, Омутинский район).
Тобольск:
1) «Долой коммунистов. Да здравствуют хлеборобы».
2) «Власть должна принадлежать всему народу, а не одной какой-нибудь группе или партии».
3) «Да здравствует свободный труд в свободном государстве».
4) «Только та власть прочна, которая защищает интересы трудя­щихся».
5) «Долой произвол, нищету рабства».
6) «Да здравствует свободная Сибирь, да здравствует свободнаяРоссия».
XI. Воззвания
По городу Тюмени, а также и во многих других местностях были воззвания антисемитизма: «Долой евреев», «Долой еврейскую власть», «Бей жидов». И тут же рядом воззвания с лозунгом: «В борьбе обре­тешь ты право свое».
Также по городу Тюмени расклеивались воззвания в то время су­ществовавшей контрреволюционной организацией.
Воззвания, распространявшиеся со стороны Ишимского уезда, го­ворят об определенном черносотенном направлении. Наоборот, в селе Архангельском распространялись в сводках ложные сведения о собра­нии в г. Омске Учредилки. [Местные повстанцы] воздерживались от расстрелов и самосудов, но не в силах были удержать явно черносо­тенное кулачество, которое, например, в дер. Хохлово Томиловской волости открыто провозгласило на собрании Михаила 2-го, повсемест­но шло по пути бесшабашного белогвардейского террора. Воззвания говорят о призыве «честного, боевого, старого офицерства» и единого руководителя. Как агитационным средством бандиты воспользовались также религиозностью населения. Так, например, председатель Архан­гельского волисполкома рассылал приказы о водворении снятых икон в помещение сельских советов и всех других учреждений, [о] снятии шапок не только в учреждениях, но и в частных домах. Архангельский штаб, основываясь на постановлечии съезда фронтовиков, также рас­пространял приказы по фронту.
Прилагаются воззвания, печатанные в Тобольске от имени штаба Народной армии.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 637
XII. Попытки объединения
Руководители восстания, видя противоречия как в вопросах снаб­жения, тактики и так далее, пытались объединить восставших и соз­дать общую политическую платформу, с каковой целью по инициативе Архангельского центр[ального] штаба собирались, как видно из прика­за последнего, [назначить] губернский съезд в селе Исетском на 15 февраля с. г., куда должны были прибыть по два представителя от на­селения каждой волости, причем предполагалось посылать людей, как советовал центр[альный] штаб, «развитых, умеющих разбираться во всех вопросах, более грамотных и стойких в начатом деле».
Делегаты с мест должны были прибыть на съезд с готовыми лозун­гами, программами и планами дальнейшей борьбы с коммунистами.
Какие постановления вынесены съездом, до сего времени выяснить не удалось, несмотря на то, что отдельные делегаты съезда пойманы и пойман также гр[ажданин] дер. Нифаки Ингалинской волости Степан Бородулин с программой из 15 пунктов «За что мы боремся».
То, что противоречия в стане белых существовали и руководители восстания были затруднены созданием какого-либо политического блока, говорит следующее: в селе Лыбаевском командир бандитского отряда Панкин навешал на себя и [на] лошадь белые ленты (очевидно, символизируя этим свои политические убеждения), но за это Палкин был снят с лошади эсером села Лыбаева Потысьевым Павлом и за та­кую проделку был повстанцами арестован.
В имеющихся документах также упоминается о губернском съезде в селе Ингалинском, организаторами и представителями которого были Федор Васильевич Мальцев и Денис Маркелович Мальцев. Был съезд также в селе Коркинском, где были представителями [от] Петро­павловской и Суерской волости всего около 500 человек, но работа съезда также не выяснена. На этом съезде тоже было по два предста­вителя от каждой волости. Бандитами, как видно из протокола съезда в селе Архангельском, предполагался съезд военных специалистов (но сведений о таковом не имеется).
В Омутинский район приезжало из Орловской волости Ишимского уезда крупное кулачество со своими готовыми постановлениями, где говорилось, что «необходимо вырезать и истребить всех временно проживающих граждан, приехавших из России», ссылаясь на то, что все российские — коммунисты, считаются врагами местного населе­ния, «лентяи, дармоеды, неверующие в Бога, нигде не работающие, а лишь сладко едящие и чисто одевающиеся награбленным нашим иму-
638
ПРИЛОЖЕНИЕ
ществом». И орловские мужики, представляя такого рода постановле­ние, твердо настаивали привести [его] в исполнение под угрозой от­ветственности за неисполнение, что было принято населением и нача­лось проводиться в жизнь.
XIII. Зверства народной власти
Контрреволюционное движение, начатое вначале только против «одних коммунистов», в скором времени во всех уездах далеко ушло от своего первоначального лозунга. Бандиты вслед за арестом комму­нистов тотчас занялись арестами беспартийных и вообще всех лиц, со­чувствующих советской власти. Начались массовые расстрелы, звер­ства и т. д. Об этом говорят следующие, хотя и не точные, цифры под­вергшихся мучению бандитов.
В Ингалинской волости один убит, уведено в тыл (уводились с целью расстрела) 15 коммунистов, 40 беспартийных, 18 человек крас­ноармейцев.
В Суерской волости арестовано и уведено в тыл коммунистов — 14, беспартийных — 36. В Коркинской волости уведено в тыл комму­нистов — 11 человек, беспартийных — 40 человек. Зверства бандитов превзошли всякие пределы. Все уведенные в тыл арестованные, ради сохранения патронов, замучиваются. Из 33 человек, уведенных из Красногорской волости, возвратился один, у которого оказалось до 50 ран. В Суерской волости арестованных били, морили голодом, держа­ли в холодных помещениях, снимая при этом белье и обувь.
Не осталось ни одного коммуниста в Архангельской и Красногор­ской волостях — целиком вырезаны. В районе Красногорской волости расстреляно около 50 человек. Вырезана Красновская коммуна в селе Спасском Шатровской волости. Выкалывались глаза арестованным и таким образом отпускались. В гор. Ялуторовск 6 марта привезено 30 трупов замученных, найденных в районе Бешкильской волости. Мно­гим отрезали уши и носы, на телах [имеются] следы от вонзаемых в них пик. Все тела обожжены каленым железом. Особенными зверст­вами отмечается Омутинский район. Арестованные сажались в тесные помещения (шесть аршин кругом), куда загоняли до 65 человек, и арестованных в невыносимой жаре парили по двое суток, не давали ложки воды и крошки хлеба. После указанных пыток арестованные от­водились в следственную комиссию, где существовало 4 решения: 1) казнь через расстрел, 2) тыловая окружная следственная комиссия, 3) следствие и 4) освобождение.
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 639
Последняя категория существовала лишь для своих лиц, задержан­ных без пропуска. Всех остальных ждала исключительно первая кате­гория.
Предназначенные для казни жертвы отводились в холодный камен­ный сарай без окон, с железными дверями, предварительно раздетые донага, где вынуждены были находиться босыми на ледяном полу. Никакого различия, никаких привилегий для стариков, юношей, бере­менных женщин и [женщин] с грудными детьми и детей-подростков не существовало.
Все одинаково подвергались замерзанию. В глухие ночи аресто­ванные выводились для замучивания, т. к. патронов для арестованных жалели, выкалывали глаза пиками, беременным женщинам распарыва­ли животы, детей кололи пиками, рубили топорами в куски. Связыва­лись также по два человека арестованные — спина к спине, в рот засо­вывалось сено, и удавливались петлей. Мертвые отвозились на скот­ские ямы. Расстреляно и замучено в селе Омутинском 90 человек.
В Ишимском уезде приходится часто наблюдать безумно дикую картину: арестовывали продработников, заживо разрезали им животы, насыпали туда какое-либо зерно и т. п., затем вывешивали над ними аншлаг: «Разверстка выполнена полностью».
Их самодельные холодные оружия — пока при наступлении око­нечности их держат в руках для согревания, когда бросаются в атаку, бросают нагревшимся концом в снег, при соприкосновении со снегом, который тает, в это время окунают в приготовленную смесь из толче­ного стекла, соли и волоса. И таковые ранения трудно вылечиваются.
Следственная комиссия работала также при Юргинской волости, председателем которой состоял Степан Приезжих (эсер).
В Бобылевской волости бандитами производилось сжигание в ямах. В районах Красногорской волости [мятежники] были пьяны и позволили себе страшные избиения. Ими были убиты мальчик и ста­рик Комольцевы.
Часть бандитов рассеялась в Ялуторовском уезде и в Ивановской волости. На днях замечены бандиты, скрывающиеся в лесах, которые угрожают нападением на сельские советы и исполкомы. Большинство отступило в Ишимский уезд, где собрались самые матерые противники советской власти. Часть отступила в Тобольский уезд.
Повстанческое движение в Ишимском уезде вначале имело вид чисто низового, постепенно перешло в чисто кулацко-белогвардей-ское, так как впереди движения — в штабе и нач[альниками] отрядов — встали кулаки и офицерство, а потому репрессии по отношению к
640 ПРИЛОЖЕНИЕ
коммунистам и более преданным советским работникам перешли в поголовное избиение коммунистов и частью их семей.
Случаи эти имели место в с. Сладковском и с. Клепиковском, в ряде других деревень и сел.
Общее число [погибших] пока выяснить трудно в силу того, что еще восстание не подавлено, но надо полагать, что общее исчисление выражается в десяток тысяч. Многие села и целые волости почти опустели.
XIV. Паника и разрушение деревни
В волостях молодое население совершенно отсутствует, остались одни лишь старики. Так, например, в Красновской волости числилось до восстания 400 человек трудоспособных, в настоящее время оста­лось около 30 человек.
Восстанием нанесены громаднейшие убытки, расхищен хлеб со ссыппунктов и фураж, хотя и не везде, захвачено в селе Ермутлинском 500 лошадей, принадлежащих Тюменскому отделению конского за­паса.
Разорены все сторонники советской власти, не говоря уже о ком­мунистах.
Коммуны сельского хозяйства разрушены, многие села и деревни сожжены, скот разграблен, и большая его часть убита, так как по­встанцы действовали верхами и на подводах.
Настроение населения неопределенно. Принимавшие участие в восстании рядовые крестьяне напуганы грозящей ответственностью. Настроение остальных выжидательное — «чья возьмет», следствием чего были отказы от дачи показаний о главарях восстания под предло­гом боязни перед бандитами в случае, если таковые вернутся.
Настроение переселенцев пониженное в связи с угрозами бандитов поголовно вырезать «приезжих». Тем бандитам, которые остались дома и по каким-нибудь причинам не изолируются, бедняки грозят самоличной расправой.
Забирая какую-либо из волостей, бандиты выселяли все население, сельскохозяйственные орудия переделывали на пики и сооружали за­граждения, клали железные бороны и заметали снегом, на что часто поролись наши кавалеристы.
Всего отобраны тысячи самодельных пик, которые выковывались из сельскохозяйственных орудий, а также забрано железо в продкон-торах.
Село Ярково настолько хорошо укреплено ледяными окопами и сельскохозяйственным острым орудием, что не могли разбить наши
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 641
части, выпустившие около ста снарядов из трехдюймового орудия по этой деревне.
Такие крепости были и в Ишимском уезде.
XV. Роль в движении антисоветских партий
Первоначальное движение, в котором было осторожное участие правых эсеров, но по мере развития повстанческого движения которое стало принимать организованный характер, а это, безусловно, было при старании эсеров (хотя видно только одиночно развивавшееся дви­жение). И захватывая все большую территорию, впоследствии уже заняты города Тобольск, Сургут и Березов, это положение укрепило повстанцев, и во главе руководящих как административных, так и во­енных их учреждений встали эсеры, объединились в своем сотрудни­честве с кадетами, как это можно видеть работу тобольской власти и их официальный орган печати «Голос Народной армии», опублико­ванные «Основные принципы новой власти» в их органе печати № 9, которые построены на принципе бывшего Временного правительства Керенского и К°. В этих основах они нисколько не стесняются, выяв­ляя свою белогвардейско-эсеровскую физиономию.
Пока проверенные по регистрации антисоветских партий руково­дители тобольской народной власти следующие: 1) председатель го­родского крестьянского совета Степанов А. (к.-л.), 2) его заместитель Никифоров (к.-д.), 3) член совета Воронович Евгений Карлович (к.-д.), 4) Солодухин (прав[ый] эсер), 5) Серков Семен Михайлович (правый эсер), 6) командующий Народной армией Желтовский (пр[авый] эсер), 7) член военного совета Силин Н. Н. (прав[ый] эсер), 8) заведующий городским хозяйством Шамякин (прав[ый] эсер), 9) участники в их органе печати — Садовский Т. Н. (прав[ый] эсер), 10) Экземплярский Ф. В. (пр[авый] эсер), 11) состав окружного суда: председатель о[кружного] с[уда] Маковецкий П. Е. (к.-д.), 12) члены окружного суда Новодворский В. П. (к.-л.), 13) Чистяков В. М. (к.-д.), 14)т[оваршц] прокурора Важенин А. А. (пр[авый] эсер). Вся эта «милая» компания руководит новой властью и борьбой с советской властью, а также им ненавистной коммунистической партией. Вот эта компания озверев­шего матерого белогвардейца топит в крови истинных и верных бой­цов за социализм. Что-либо сказать и доказать документально об учас­тии эсеров вообще, то к великому горю, сказать не могу, но убежден, что была усиленейшая подготовка к тому, что в настоящее время про­исходит, и, безусловно, в этой подготовке не отказались [участвовать] и эсеры, которые проели себе зубы в строгой конспирации. Эта сво-
642 ПРИЛОЖЕНИЕ
лочь настолько хитра, как тигра, не брезгующая ничем, никакими приемами в сторону свержения советской власти, будь это матерый монархист или чахлый обыватель и антисемит, все равно эсер не отка­жется их использовать. Есть намеки, что эти иуды имели связь с по­встанцами, но как это тяжело осуществить, и пока что умолчу по этому вопросу.
По вопросу того, что была усиленная подготовка, это говорят мате­риалы открытой контрреволюционной] организации в г. Тюмени. И вот еще один характерный факт, который имел место в Ишимском уезде. В декабре месяце [19]20 года сотрудник наробраза Долево Фе­дор Иванович, выдававший себя за анархиста, подал заявление ишим-ским уездным властям об открытии анархической библиотеки-читаль­ни. Не убедившись в его правдоподобной принадлежности к анархиз­му, дали ему разрешение. В этом вопросе руководители политбюро «хлопали своими длинными ушами»: раз-де разрешено легальное су­ществование, здесь нет ничего, а если что и будет, то мы-де увидим.
Усугубившееся политическое состояние Ишимского уезда, волна повстанцев докатилась в самые пределы города, и это положение за­ставило произвести аресты лиц заподозренных. В этом числе и попада­ет этот анархист Долево. В процессе уже следствия им было показано, [далее привожу] выдержки из следствия: «Что я, Долево, бывший член Самарской группы анархистов, выдавал себя в Ишиме за белогвардей­ского казачьего офицера войск атамана Дутова с целью организовать вокруг себя белогвардейский контрреволюционный элемент, а потом выдать их советской власти», объявляя свою работу желанием послу­жить «идее коммунизма» (хорош добродетель).
Для вербовки пользовался служащей устатбюро Косыревой. Пока что пришлось установить следующих лиц, им завербованных: 1) Ата­манов Григорий (командир корпуса у повстанцев), 2) Дерюгин Павел (арестован), 3) Флоринский Анатолий (арестован), 4) Скворцов Нико­лай (арестован), 5) Короткое Александр (руководитель первого восста­ния в Чуртанской волости — убит), 6) Скуратович Нина (учительница Ларихинской волости), 7) Власова Клавдия (учительница), 8) Город-ненко (с. Уткузское), 9) Тамбовцев (член Локтинского волисполкома), 10) Торопов (крестьянин Евсинской волости, дер. Крутиха), 11) Сквор-цова Александра (арестована), 12) Ильявин Петр (ком[андир] 5-й роты участка тербата, подпоручик — арестован), 13) Дмитриев (прапорщик, происхождением — дворянин, служ[ащий] 33-го полестро), мобилизо­вал весь свой участок с техническим имуществом в помощь повстан­цев и [был] назначен начальником повстанческого отрада. И из других
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 643
его показаний можно видеть одну нелепость и вранье. Надо полагать, что это был «крестьянский союз», но пока что-либо конкретного еще установить не пришлось (на выяснение вообще роли эсеров надеюсь с освобождением г. Тобольска).
XVI. Недочеты работ чека
В этом пункте мне хочется быть откровенным и «высечь» себя, а также всех активных работников ЧК (ибо в здравой критике есть хо­рошая сторона, которая в дальнейшем может остановить от ошибок).
Работа ЧК и ее филиалов (политбюро) настолько неуклюжа и не отвечающая современным моментам, что в дальнейшем так продол­жать нельзя. (Губчека, надо признать, что отказалась от той бессис-темщины и мелочи. Но если еще дело обстоит плохо, то на это есть много причин, не зависящих от нее. Политбюро при том скудном со­ставе работников могло бы сделать перелом в своей работе, но до сего времени этого нет, несмотря на многократные им указания и наталки­вания на работы).
В этом вопросе я беру [за] основу доклад представителя ВЧК тов. Павлуновского по вопросу «Борьба с контрреволюцией по Сиби­ри» из пункта «Задачи ЧК».
Если так можно выразиться, то надо сказать прямо, что мы, работ­ники ЧК, чуть что не стали превращаться в «спецов» на специализиро-вании той работы, более легкой по сравнению с настоящими задачами момента, которые поставлены перед нами историей [и] нашей комму­нистической революцией.
Прошедшие этапы истории революционного движения, которые по своему складу были легче и проще, где органам революционной рас­правы приходилось бороться широким оперативно-карательным прие­мом, и в то время, надо сказать, что был успех, ибо сравнительно [лег­ко] пришлось приноровиться к путям, по которым шла контррево­люция.
Но поскольку стала учитывать контрреволюция свое поражение, и этот горький ее опыт заставил изменить свои приемы борьбы с нами. И вот в это время надо признать, что мы оторвались от окружающей нас политической обстановки и обессилены следить за тем историче­ским революционным переворотом, в котором наши классовые враги готовили свои новые и более конспиративные ряды для нового похода на советскую власть.
Но мы не догадались своевременно приспособить свой аппарат к изменившимся формам борьбы к[онтр]р[еволюции]. Если же в части
644 ПРИЛОЖЕНИЕ
было изменение, то это было мертво. Надо обратить внимание на во­прос фундамента нашей работы. Информация и регистрация, если это было ранее и в настоящее время, то оно ни в коем случае не отвечает своему призванию. До сего времени существует большая путаница этих вопросов. Информация не подразделяется, а [существует] общая и произвольная. Таким порядком загромождает аппараты уполномочен­ных. Поскольку эта часть мертва, постольку и регистрации не может быть, которая будет сводиться к формализму. Вот пример: работники политбюро развили осведомление количественно до внушительной цифры. В результате же оказалось, что это только на бумаге, «бумага-де терпит». Вот опять «злосчастный» Ишимский уезд: в течение двух месяцев ни от одного осведомителя не получил никаких сведений. Из этой работы что-либо говорить о какой-то информации, то, безуслов­но, нельзя, потому что ее нет (про другие политбюро тяжело даже и вздумать об их работе). Немного лучше дело обстоит в аппаратах уполномоченных ЧК, но улучшить необходимо, и из случайной и про­извольной информации надо перейти к организованной, надо приспо­собить ее, как хорошо отрегулированную «машину», и управлять ею так, чтобы работа ЧК заключалась вместо оперативно-карательной политики — политику массового розыска и следствия. Надо надеяться, что тогда не будут встречаться [люди] вроде Долево.
Второе. Это видно вот из этого доклада в пункте: «Роль в повстан­ческом движении антисоветских партий». Как хотелось доказать что-либо конкретное, но, к величайшему моему сожалению, этого сделать не мог. И те же причины, что работники ЧК недооценили создающего­ся положения. Одно нас отрывало от этого: 1) наследие Колчака — историческая контрреволюция, 2) привычка к старым и менее слож­ным работам, носящим партизанский вид, т. е. [к] карательной полити­ке, впоследствии и оказалось, что и карать-то и некого. Правильные выражения: напоминаю здесь тов. Павлуновского, выразившегося об Ишимском политбюро, что оно не видало, как под носом его росли к[рестьянские] с[оюзы]. Добавляю, при этой системе не только что под носом, но будут организовываться и на самом носу.
В заключении своем по этому вопросу скажу следующее: «Мы прохлопали ушами то время, когда собиралась контрреволюция своими силами, и она нас в этом случае перехитрила. Наши современ­ные задачи — перехитрить [ее] в несколько раз и не дать ей возможно­сти существования».
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 645
XVII. Наше командование
Первым словом в этом пункте — надеюсь, что не ошибусь,— [нуж­но] сказать: воевать мы разучились. Удивительно, крестьянин, воору­женный дубьем и вилами, разоружал и отбирал пулеметы у наших отрядов. [Это,] безусловно, позор и преступление, которое укрепляло мужика. В этом вопросе нахожу два основных момента. Первый, недо-оценность происходящих событий, в силу чего не было карающей ре­шительной руки. И если вспомнить [сведения,] приводимые в пункте сего доклада «Способы вооружения бандитов», можно быть уверен­ным, что чего-либо приводить по этому вопросу не придется. Полагаю, что достаточно материала, который дает оценку в этом вопросе.
Второй, невнимательность главнокомандующего на истинные воп­ли начальников боевых участков по вопросам о снабжении частей до­вольствием, питанием, [а] также обмундированием и вооружением. Это положение разлагает красноармейские ряды.
Привожу вопиющие факты: командующий Тюменским участком просил дать подкрепление и замену небоеспособного Казанского полка. Получен ответ от Помглавкома [по Сибири]: «Приказываю пе­рейти в наступление и взять Ярковское». Это наступление заранее надо было ожидать неудачным.
В это наступление перешла [к мятежникам] вторая рота, захватив с собою пулеметы. Были случаи посылки оружия, пулеметов, винтовок, которые на фронте не действовали, или же посылались запасные части к пулеметам, которые, на взгляд каждого незнакомого с этим, и то скажет, что они непригодны: поломаны, покрыты слоем ржавчины и т. д. и т. п.
Командующий [войсками района] Омск — Тюмень Рахманов на­столько обострил отношение своими поступками, а также и его подчи­ненные — с уездными комитетами РК партии и уисполкомами, что никак нельзя было работать в такой обстановке.
Нашими отрядами забирались в плен главари, которых просило по­литбюро для опроса, при помощи чего можно было получить надле­жащие сведения. На эту просьбу не обратилось никакого внимания, а его подчиненные, как-то командир полка Баткунов, на просьбу эту выразился: «Куда посылать, ведь в политбюро сидят бандиты?» Разви­вающееся пьянство не могло не отразиться на красноармейцах, кото­рые пошли жаловаться в политбюро. Заведующий политбюро пошел проверить эти заявления. Комполка-254 [войск] ВНУС Черемных при­казал приготовить пулеметы. Штаб полка-232 превратился в помеще-
646 ПРИЛОЖЕНИЕ
ние пыток и застенок времен дикого деспотизма. Арестованных на глазах многих застегивали шомполами, и, как за обычай, при опросе было взято, как по их выражению, «всыпать» от 50 до 150 шомполов.
Низшее командование. Некоторые проявили себя достаточными и преданными своему делу, как-то, например, тов. Козленко храбро вел наступления на засады бандитов.
Общего командования не было. В большинстве командиры боевых участков действовали так, как это подсказывала им совесть.
Заключение
В заключении придется остановиться на анализе событий. Для того, чтобы дать правильный анализ событиям повстанческого движе­ния вообще, а в частности — Тюменской губернии, с этой целью счи­таю необходимым коснуться конкретных фактов (исхожу [из] теле­графных информационных сообщений ВЧК и представительства ВЧК по Сибири, также циркулярных писем ВЧК и хотя [бы] из малого опыта работ ЧК) развития новых форм классовой борьбы труда с капи­талом вообще и в частности «идейной» борьбы наших врагов — эсеров (считаю нужным оговориться: этих типов фактически не могу назвать идейными, а [считаю только] классовыми, поскольку они перешли на сторону контрреволюции еще в 1917 году, во время великих октябрь­ских событий). И эти формы послужили основным началом контрре­волюционных восстаний крестьянства, сопровождавшимися] бесчело­веческими зверствами не только [против] коммунистов, но и [обру­шившихся на] беспартийную бедноту.
Цель эсеров — создание «третьей силы» и [стремление] подгото­вить ее к борьбе с советской властью. Их расчеты были больше чем верны, ибо они били крестьянство по их больным шкурным и собст­венническим нервам. Тем более кулачество, безусловно, скоро это могло усвоить. На помощь эсерам явились уже все спутники контрре­волюции.
Эту политику [эсеры] упорно продолжали строить, несмотря на ис­торические удары, которые им пришлось принять за все время классо­вой борьбы. Это существо оказалось живучим (что кошка). Просмат­ривая материалы о работе эсеров, для характеристики можно привести выдержку из протокола заседания ЦК эсеров от 11 мая 1920 года [по вопросу] «Об организации крестьян». [Члены ЦК] постановили: «Вви­ду повсеместно наблюдаемого движения к организациям беспартийно­го крестьянства в союзы опубликовать по этому поводу особые цирку­лярные письма с предложением партийным организациям взять на
АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ 647
себя инициативу в этом движении и установить точные рамки деятель­ности нового объединения так, чтобы последнее не могло являться конкурировавшим с партией».
Значит, из этого выходит то, что эти «друзья» не дремали. Но мы этого заметить не могли и не смогли противопоставить их работе и агитации нашей коммунистической пропаганды. Ликвидация внешних фронтов и переход от военного состояния к экономическому, это соз­дало у некоторых товарищей ложное понятие во взглядах на историю классовой борьбы. И в это время они под революционным угаром за­были о том, что ни в коем случае нельзя было думать о том, что нам дадут спокойно приступить к воссозданию экономического благосо­стояния советской республики. С ликвидацией гражданской войны еще нельзя было думать, что это был последний бой. Международный капитал со всеми своими агентами, безусловно, этого не думал. Но он мыслил изменить формы борьбы и перенести эту борьбу при помощи всех оттенков врагов советской власти вовнутрь нашей республики.
Результаты работ контрреволюции и эсеров можно было видеть в январе [19]21 года в Алтайской губернии и целом ряде других губер­ний, а также не могло обойти и миновать Тюменскую губернию, где по своим размерам зверства и террора, пожалуй что, превзошла другие. Этим самым, что привел выше, вопрос закончить нельзя. Здесь самое главное, которое необходимо рассмотреть, это причины восстания.
Причиной восстания послужила подготовка крестьян эсерами и другими контрреволюционными группами, поскольку уже видно, [как] в процессе развития восстания на поверхность стали выплывать эсе­ровские деятели со своим излюбленным коньком «народовластия». Предлогом к восстанию использовали благоприятную почву, создан­ную продработой. Беспочвенная политика продорганов в вопросе го­сударственной разверстки, которая не могла дать ни малейшей гаран­тии в благоприятном сборе семян. Кормовой и норма, которые должны были остаться для существования, также ни один продработник не может дать гарантии в том, что осталось для этой цели у крестьянина или нет. Политика продорганов далеко стояла от этого, едва ли можно будет ошибиться в понятии их выполнения разверстки, которая заклю­чалась в том, во что бы то ни стало назначенную норму наркомпродом выполнить. И выполнение это было применено под силой штыка, не задумываясь о последствиях. Эта политика продорганов развязывала руки техническим выполнителям. Их действия нередко сопровожда­лись преступлениями, и надо сказать, что контрреволюция подготови­лась к этому, учтя политическую неразвитость сибирского крестьян-
648
ПРИЛОЖЕНИЕ
ства, шкурнические и собственнические убеждения его. Плюс ко всему этому слабость наших советских и партийных органов, в силу чего бы­ли преступления со стороны технических выполнителей продработы. В этот напряженный момент, к которому сумела подготовиться контр­революция, начиная с эсера и кончая его спутником — полудиким мо­нархистом, и использовали почву для вооруженной борьбы с совет­ской властью. Оценка этих двух спутников, ведущих к возрождению мечты буржуазного ига, должна быть одинаковой, т. е. кто подготовил почву для контрреволюции и кто использовал ее. Эти два друга должны быть посажены на одной скамье подсудимых, а судимы орга­ном революционной расправы.
Предгубчека Студитов.
ТОЦДНИ, ф. 1, on. 1, д. 269, л. 2-17. Машинописный подлинник. РК — Российской коммунистической.
КОММЕНТАРИИ
В постановлении наркомпрода от 26 июля 1920 г. была объявлена развер­стка хлебофуража, подлежавшего отчуждению по губерниям и областям РСФСР в пользу государства в продовольственную кампанию 1920/1921 года. Всего наркомпрод намеревался собрать 440 млн. пудов, 110 млн. из которых должна была дать Сибирь. Непосредственно на Тюменскую губернию, которая тогда не входила в территорию Сибири, разверстка хлебофуража постановле­нием наркомпрода от 26 июля 1920 г. назначена не была (см.: Систематиче­ский сборник декретов и распоряжений правительства по продовольственному делу (1 июля 1920 г.—31 декабря 1920 г.). М., 1921. Кн. 5. С. 528-530).
Новоселов Степан Андреевич (1882-1953) — из крестьян деревни Зыково той же волости Нолинского уезда Вятской губернии, образование низшее, член Тюменской организации большевиков с ноября 1905 г. За революцион­ную деятельность в 1909 г. был арестован и сидел в тюменской уездной тюрьме, в октябре 1909 г. сослан под гласный надзор полиции на три года в Нарымский край. С конца 1912 г. снова работал в Тюмени конторщиком и продавцом, затем — на Лысьвенском заводе Пермской губернии. В годы рево­люции и гражданской войны возглавлял Лысьвенский совет, Пермский, Вят­ский и Екатеринбургский губисполкомы советов и губревкомы. С апреля 1920 г. являлся председателем Тюменского губвоенревкома и губисполкома советов.
3Инденбаум Григорий Самойлович (1895-1921) — большевик с 1915 г., имел среднетехническое образование. С 31 августа 1920 г. занимал должность тюменского губпродкомиссара. В начале декабря 1920 г. на 2-м Тюменском губернском съезде советов был избран членом губисполкома, а 14 декабря — членом его президиума. В начале февраля 1921 г. во время служебной коман­дировки был взят в плен вместе с отрядом сопровождавших его красноармей­цев мятежниками Тоболтуринской волости Тобольского уезда и расстрелян в соответствии с решением повстанцев.
Кроме разверстки на хлеб, зернофураж и масличные семена в 1920/1921 продовольственном году в Тюменской губернии были введены разверстки на картофель (27 августа 1920 г.), мед (2 сентября), птицу (3 сентября), крупный и мелкий рогатый скот, свиней (6 сентября), кожи и шерсть (13 сентября), льно­волокно и пеньку (14 сентября 1920 г.) и другие продукты сельскохозяйствен-
650 КОММЕНТАРИИ
ного производства (см.: РГАЭ, ф. 1943, оп. 6, д. 411а, л. 11, 16, 19-20; д. 1740, л. 78, 86, 90, 93, 98, 101).
Всего к началу 1921 г. в Тюменской губернии была наложено 34 вида раз­версток (см.: ГАТО, ф. р. 202, оп. 1, д. 33, л. 49; Отчет Тюменского губиспол-кома и его отделов 3-му губ. съезду советов РК и Кр. депутатов. [Тюмень, 1921.] С. 7).
В документе допущена ошибка. 3-я сессия ВЦИК состоялась 24-26 сен­тября 1920 г. На ней, в ряду других вопросов, был заслушан доклад заместите­ля наркома продовольствия Н. П. Брюханова, по которому на утреннем засе­дании 26 сентября была принята специальная резолюция. Эта резолюция при­зывала трудящееся крестьянство России «к полному и безотговорочному выполнению всех государственных продовольственных разверсток»; призна­вала «продовольственную работу столь же важной, как и работу по восстанов­лению транспорта»; поручала губернским продовольственным совещаниям сконцентрировать работу всех местных органов власти на продработе «в целях окончания заготовительной работы в кратчайший срок (не позднее 1 декабря)» (см.: Декреты советской власти. М., 1980. Т. 10. С. 218-220).
Аггеев Сергей Петрович (1898-1937) — родился в селе Лушево Тульской губернии, большевик с марта 1918 г. Во время гражданской войны находился на руководящей партийной работе в Туле и Ефремове, затем по партийной мобилизации был направлен на Восточный фронт. После освобождения Тю­менской губернии от колчаковцев работал в аппарате губернского военно-ре­волюционного комитета, являлся председателем Ялуторовского уездного рев­кома и исполкома советов, заместителем председателя Тюменского губиспол-кома советов и секретарем губкома РКП(б).
7 Кузьмин Иван Яковлевич (1895-?) — из крестьян, большевик с 1913 г.Окончил трехклассное техническое училище при Балтийском заводе в Петер­бурге. В период гражданской войны находился на Восточном фронте, являлсявоенным комиссаром 258-го стрелкового полка. В 1920 г. работал инструкто­ром политпросвета Тюменского губвоенкомата, избирался членом Тюменско­го губисполкома советов. В сентябре 1920 г. губисполкомом был назначенпредседателем временного Ишимского уездного ревкома, а в конце октября1920 г. — избран председателем уездного исполкома советов.
8 Горностаев Дмитрий Иосифович (1891-?) — большевик с 1917 г. Послеосвобождения Тюменской губернии от белогвардейцев работал заведующимгубернским отделом управления. В сентябре 1920 г. губисполкомом был на­значен заместителем председателя временного Ишимского уездного ревкома,в конце октября — избран заместителем председателя уездного исполкомасоветов.
Жилкин Гордей Тимофеевич (1893-?) — окончил церковноприходскую школу, по профессии мельник, большевик с ноября 1917 г. В годы граждан­ской войны служил военкомом района и полка. В сентябре 1920 г. назначен членом Ишимского уездного организационного бюро РКП(б) и временного уездного ревкома.
651
10 Тягунов Георгий Александрович (1892-?) — окончил двухклассное учи­лище, по профессии слесарь-машинист, большевик с 1917 г. В годы граждан­ской войны работал председателем волостного ревкома, членом коллегииуездной чека, заведующим оперативной частью Тюменской губчека, началь­ником Ишимской уездной милиции и членом уездного организационногобюро РКП(б).
11 Гуськов Иван Максимович (1875-?) — родился в селе Семеновское Ба-туйской волости Кашинского уезда Тульской губернии, образование низшее,рабочий, коммунист. В 1920 — начале 1921 г. являлся продовольственным ко­миссаром Ишимского уезда и членом президиума уездного исполкома советов.
Крестьянников Архип Степанович (1897-?) — образование низшее, ра­бочий, коммунист. В 1920 г. работал членом коллегии Тюменского губземот-дела, являлся членом губисполкома советов. 11 сентября 1920 г. постановле­нием президиума губкома РКП(б) был откомандирован в распоряжение губ-продкомиссара и 21 октября назначен председателем губернской контрольно-инспекторской комиссии по проведению продовольственных разверсток в Ишимском уезде.
1 Лаурис Матвей Анцевич (1892-1921) — уроженец Латвии, механик тор­гового флота. Во время революции состоял в партии эсеров, в 1920 г. вступил в РКП(б). В конце 1919 — первой половине 1920 г. работал военкомом Мас-лянской волости Ишимского уезда, заведующим жилищным подотделом Ишимского уездного экономического отдела, уполномоченным уездного рев­кома по продразверстке. В начале июня 1920 г. на 2-й уездной конференции РКП(б) избирался кандидатом в члены уездного комитета партии. Летом 1920 г. за ряд уголовных преступлений был арестован Тюменской губчека, но по ходатайству председателя уездного ревкома О. П. Грюнберга и уездного продкомиссара И. М. Гуськова освобожден из-под стражи. Постановлением президиума Тюменского губкома РКП(б) от 7 сентября 1920 г. из Ишимского уезда был отозван в распоряжение губкома партии, а затем назначен членом губернской контрольно-инспекторской комиссии. Весной 1921 г. расстрелян по приговору реввоентрибунала Сибири за нарушения революционной закон­ности при сборе продразверстки.
14 Чрезвычайная тройка была создана в связи с волнением крестьян Аро-машевской волости по причине продразверстки. Она состояла из председателяуездного исполкома советов И. Я. Кузьмина, бывшего уездного военного ко­миссара В. А. Данилова и помощника уездного военкома М. В. Хорохорина.
15 Семаков Александр Васильевич (1898-1921) — из крестьян Архангель­ской губернии, образование среднее, большевик с мая 1917 г. До революцииработал чертежником, топографом, помощником лесничего, служил на флоте вГельсингфорсе. С 1918 г. находился в Красной Армии на Восточном фронте,пройдя путь от рядового красноармейца до политического комиссара баталь­она. С января 1920 г. работал председателем Тобольского городского комитета
652 КОММЕНТАРИИ
РКП(б). В декабре 1920 г. избран членом президиума Тюменского губкома партии. Погиб во время боев с мятежниками на Тобольском фронте.
Демьянов Авраамий Федорович (1893-1950) — родился в Ишимском уезде. В 1917 — начале 1918 г. служил начальником штаба Красной гвардии Омска. Участвовал в боях на Восточном фронте, дослужившись до командира полка. С 1920 г. находился на советской работе в Тобольске: уездный военный комиссар, заведующий отделом здравоохранения, заместитель председателя и председатель Тобольского горуездного исполкома советов.
Опись имущества, конфискованного у 45 граждан Аромашевской волос­ти согласно приказу № 6 председателя чрезвычайной тройки Суворова, см.: ГАТО, ф. р. 11, оп. 2, д. 96, л.7-14.
О масштабах конфискации можно судить на примере жителя деревни Со-рочкино П. В. Богомолова. У него было изъято 3 лошади, 9 коров, 3 овцы, свинья, 10 кур, гусь, 20 пудов ржи, 20 пудов конопляного семени, 10 пудов льняного семени, 4 овчины, 3 телячьи шкуры и 3 узды.
Видимо, имеется в виду приказ № 1 тюменского губпродкомиссара Г. С. Инденбаума по Ишимскому уездному продовольственному комитету и прод-конторам от 30 октября 1920 г. (см.: ГАТО, ф. р. 11, оп. 2, д. 93, л. 44-45).
Петров Георгий Петрович (1893-?) — имел домашнее образование в объеме учительской семинарии. В 1914-1917 гг. находился на военной службе, в 1918-1919 гг. работал учителем Пегановской народной школы Ишимского уезда и инструктором внешкольного подотдела уездного отдела народного образования. В октябре 1919 г. вступил в РКП(б). служил в политотделе 29-й стрелковой дивизии 3-й армии, был заведующим агитпунктами Ялуторовска. В 1920 был избран председателем Ялуторовского уездного исполкома советов.
Политическое бюро — так с 1919 г. назывались уездные органы ВЧК, которые существовали при уездных органах милиции и формально считались структурным подразделением уездных управлений милиции. Здесь и далее в заголовках документов для краткости употребляется неполное и поэтому не совсем точное название этих органов.
Маерс Яков Захарович (1892-?) — родился в Филадельфии в семье чиновника, американский подданный. Окончил 8-классную русскую школу в Кливленде, по профессии — типографский работник. Принимал активное участие в профсоюзном движении: с 1912 г. состоял в Федерации анархистов САСШ, являлся членом ЦК индустриальных рабочих мира.
С 1917 г. в России: работал в транспортном отделе Харьковского губерн­ского совнархоза; в середине 1918 г. организовал советский партизанский отряд на Урале; в 1919 г., вступив в РКП(б), служил сотрудником внешколь­ной секции политотдела 3-й Красной армии, откуда был откомандирован в Тюменский губпродком. С марта 1920 г. являлся заведующим отделом распре­деления, а с 24 июля — членом коллегии Тюменского губпродкома.
22 В двух последующих телеграммах работавшим в Петуховском районе А. С. Крестьянникову и М. А. Гурмину, отправленных из Тюмени 17 и 22
653
декабря 1920 г., Г. С. Инденбаум еще более ужесточил свои требования. Он приказал им непременно собрать все 100% разверстки не позднее 25 декабря, не останавливаясь ни перед чем: «Должна быть самая беспощадная расправа вплоть до объявления всего наличного хлеба деревни конфискованным», насе­ление допускалось оставить «на голодной норме» (см.: УФСБТО, ф. 6491, т. 1— 2, л. 114-115).
23 Протокол допроса П. Д. Чечерова милиционером И. М. Моревым см.: ГАНО, ф. п. 1, оп. 2, д. 31, л. 49.
Соколов Виктор Георгиевич (1887-1921) — родился в с. Мамоново той же волости Жиздринского уезда Брянской губернии, образование низшее, ра­бочий, коммунист. До революции трудился на предприятиях Перми и Петро­града. В 1920 г. служил в Ишимском уездном экономическом отделе Тюмен­ского губсовнархоза. С ноября 1920 г. откомандирован по партийной мобили­зации в распоряжение Ишимского уездного продкома, которым назначен председателем чрезвычайной продовольственной тройки по Абатскому и Ви-куловскому районам. Скончался в тюрьме, отбывая приговор реввоентрибуна-ла Сибири.
25 Заплетин Михаил Гаврилович (1889-?) — родился в поселке Успенский Кротовской волости Ишимского уезда, из крестьян; окончил двухклассное училище, большевик с 20 ноября 1917 г. До революции служил приказчиком. В первой половине 1918 г. работал председателем Кротовского волисполкома советов и членом Ишимского уездного исполкома советов, во время белочеш-ского мятежа отступил с красными войсками. В 1920 г. работал в органах ВЧК и продкомиссаром Викуловского района.
Несколько дней спустя руководящий советский орган Ялуторовского уезда был вынужден внести серьезные коррективы в свой приказ. Последовал его совместный с продкомом циркуляр, адресованный всем продработникам, волисполкомам и сельсоветам уезда, в котором в развитие, а точнее — в отме­ну пункта 1 приказа № 29 разъяснялось, что «согласно данных центром ин­струкций продработники на местах имеют право арестовывать членов волис-полкомов и сельсоветов за бездеятельность или проявленный тормоз в отно­шении выполнения разверсток, но, арестовывая, обязаны немедленно доводить об этом до сведения уисполкома» (см.: ГАТО, ф. р. 468, оп. 1, д. 2, л. 2).
Макаров Александр Кондратьевич (1888—?) — большевик с 1909 г., учился в Санкт-Петербургском политехническом институте. После Октябрь­ской революции работал в Выборгском районе Петрограда, в Петрозаводске, Новгороде и Москве.
Студитов-Парфенов Петр Иванович (1888-1969) — родился в деревне Башкина Боровского уезда Калужской губернии, образование низшее, по про­фессии — токарь по металлу. Участник революционного движения с 1906 г., большевик с 1914 г. Работал на Наро-Фоминской текстильной фабрике, в Мос­кве, в Егорьевске Рязанской губернии, в Петрограде (на машиностроительном заводе «Айваз»), с середины 1916 г. — в Лысьве. С осени 1917 г. возглавлял
654 КОММЕНТАРИИ
центральный совет заводских комитетов округа, затем был заместителем пред­седателя Лысьвенского совета. После установления советской власти был ор­ганизатором и председателем Лысьвенской чека, занимал руководящие совет­ские посты в Перми и Екатеринбурге. С 1 июня 1920 г. работал председателем Тюменской губчека. Избирался членом Тюменского губисполкома советов, губкома РКП(б) и партийной конгрольной комиссии.
Два первых пункта этого постановления остались пустой декларацией. Как докладывал сотрудник рабоче-крестьянской инспекции Ишимского уезда Пенько, «все заявления и отношения в губернскую рабоче-крестьянскую ин­спекцию, в губернский партком и губчека г. Тюмени были оставлены без ре­зультатов и без принятия тех или иных необходимых мер...» (см.: ГАНО, ф. п. 1, оп. 2, д. 197, л. 32). Например, в декабре 1920 — январе 1921 г. только в Тюменский губпродком поступили 16 жалоб со стороны отдельных граждан, обществ, советских работников и органов, но все они даже не рассматривались губпродкомом. А поручение проверить заявление граждан волостного села Евсино Ишимского уезда о злоупотреблениях продорганов, адресованное на имя председателя ВЦИК М. И. Калинина, было дано губпродкомом уездному продкому ровно два месяца спустя после его подачи — 22 февраля 1921 г. (см.: РГАЭ, ф. 1943, оп. 6, д. 403, л. 460).
Пожалуй, единственным случаем оперативной реакции руководства Тю­менского губпродкома на критику в свой адрес стал ответ, отправленный лич­но Г. С. Инденбаумом в наркомпрод на жалобу военкома совета 1-й трудовой армии Лаврука о злоупотреблениях продработников в Ишимском уезде. Ответ Инденбаума от 2 февраля 1921 г. имел чисто демагогический характер. Не входя в рассмотрение жалобы Лаврука по существу, Инденбаум отписал в наркомпрод, что лучше всего о работе продаппарата Ишимского уезда свиде­тельствует стопроцентное выполнение уездом хлебофуражной разверстки. На этом основании он потребовал привлечь Лаврука за клевету к суду ревтрибу­нала (см.: РГАЭ, ф. 1943, оп. 6, д. 403, л. 523).
Зато когда рабоче-крестьянская инспекция Ишимского уезда направила своего представителя в Москву с информационным докладом и многочислен­ными материалами о злоупотреблениях продработников, он был задержан губернскими властями в Тюмени (см.: ГАНО, ф. п. 1, оп. 2, д. 197, л. 32).
0 В порядке реализации этого пункта постановления губкома РКП(б) 30 декабря 1920 г. были изданы приказ № 57 губисполкома и губпродкома (см. документ № 55) и приказ № 58 губисполкома, губпродкома и губкома партии. В последнем документе продработникам вменялось в обязанность выполнять задания губпродкома «без всяких грубостей, ни в коем случае не допускать превышения власти, как-то: нанесения побоев и т. д.», предлагалось использо­вать аресты и конфискации не как систему, а «в самых исключительных слу­чаях». Приказ завершался стандартной фразой о том, что виновные в его на­рушении «будут привлекаться [к] строгой ответственности» (см.: ГАТО, ф. р. 468, оп. 1,д. 1,л. 38).
655
31 В середине декабря 1920 г. в распоряжение Тюменского губпродкомаприбыло около 50 сотрудников Екатеринбургского губпродкома. Девять изних (И. П. Абабков, Н. П. Абабков, М. А. Бастышкин, О. И. Касьянов, Ф. М.Маврин, М. В. Мальцев, И. Т. Попов, И. Д. Туманов и М. К. Юштанов) полу­чили мандаты чрезвычайных уполномоченных Тюменского губпродкома, втом числе И. П. Абабков по Бердюжскому и Н. П. Абабков по Ильинскомупродовольственным районам (см.: ГАТО, ф. р. 2, оп. 1, д. 203, л. 2).
32 О том, что данная М. И. Жуковым оценка ситуации была объективной,свидетельствует доклад Я. 3. Маерса, фактически руководившего продработойв Ишимском уезде в декабре 1920 г., Г. С. Инденбауму. Маерс писал, что вИшимском уезде «весь семенной хлеб [был] забран, и не осталось даже дляобсеменения одной десятины». «Ясно,— признавал он,— что такое положениенедопустимо» (см.: УФСБТО, ф. 6491, т. 1-2, л. 117).
33 По признанию продкомиссара И. М. Гуськова, в Ишимском уезде коли­чество влажного хлеба достигало 70%. Но особенно много такого зерна быловзято в разверстку в Абатском и Болыне-Сорокинском районах, поэтому всередине января 1921 г. уездный продком принял решение вывезти его из от­даленных продконтор на линию железной дороги (см.: РГАЭ, ф. 1943, оп. 6,д. 411, л. 37-39).
34 Чтобы как-то поправить положение, 7 декабря 1920 г. при губпродкомебыло созвано межведомственное совещание. Оно приняло решение «весь мо­лочный скот, поступивший по разверсткам и находящийся при продконторах,передать через губземотдел волземотделам для немедленного распределенияего по коммунальным] хозяйствам, молочным фермам и [среди] беднейшегонаселения». Молочный скот, находившийся на Тюменском убойно-холодиль­ном пункте, было решено немедленно передать губземотделу для раздачиокрестному сельскому населению (см.: ГАТО, ф. р. 11, оп. 2, д. 90, л. 30).
35 15 января 1921 г. в аппарате наркомпрода на телеграмму Г. С. Инден-баума был подготовлен ответ следующего содержания: «Приношу глубокуюблагодарность вам и всем продработникам Тюменской губернии, выполнив­шим возложенные на них задания [по] проведению полностью хлебофуражнойразверстки». Через десять дней за подписью заместителя наркома Н. П. Брю-ханова он был отправлен на имя Инденбаума (см.: РГАЭ, ф. 1943, оп. 6, д. 403,л. 354).
Доклад об этих событиях был подготовлен заведующим отделом управ­ления Д. И. Горностаевым и 10 января 1921 г. представлен им в уездный коми­тет РКП(б) (см.: ТОЦДНИ, ф. 1, оп. 1, д. 278, л. 2).
О масштабах изъятия продорганами семенного зерна у населения Ишим-ского уезда можно составить представление на примере Петуховского района. 28 января 1921 г. состоялся съезд продработников этого района, в котором приняло участие 38 человек. По далеко не полной информации выступавших на съезде продработников, семена были взяты в продразверстку в Мамлют-ском, Мурашевском, Никольском и Окуневском обществах Беловской волос-
656 КОММЕНТАРИИ
ти; в Николаевском обществе Бугровской волости семена были изъяты полно­стью и оставлено на продовольствие до нового урожая только по 24 фунта на едока. В аналогичной ситуации оказалось население ряда сел Бутыринской и Каменской волостей, с той лишь разницей, что им на питание было оставлено по одному-два пуда на человека; все семена были изъяты в селах Лебяжье, Лиханово и Полой Лихановской волости; все продовольствие и около полови­ны семян были забраны в разверстку в Больше-Малышкинском, Мало-Ма-лышкинском, Ольшанском, Пресновском и Солоновском обществах Соколов­ской волости; без семян осталось население Песьяновского общества Часто-озерской волости (см.: ГАТО, ф. р. 11, оп. 2, д. 131, л. 107-109).
8 В тот же день вместе с постановлением об аресте Комольцева П. Седов направил председателю Тюменской губчека П. И. Студитову сопроводитель­ную записку, в которой просил последнего «этого типа не выпускать». Более того, в записке содержалась иносказательная просьба о физическом уничтоже­нии Комольцева: «Если можно, то не мешало бы в Могилевский район отпра­вить». Однако 29 января 1921 г. по распоряжению заместителя губпродкомис-сара П. Н. Трофимова арестованный Комольцев был освобожден из-под стражи (см.: ГАТО, ф. р. 11, оп. 2, д. 93, л. 135, 137-138).
Это постановление находилось в прямом противоречии с директивами центра — циркулярным письмом президиума ВЦИК и многочисленными цир­кулярами наркомпрода,— в которых подчеркивалось принципиальное отличие посевной (семенной) кампании от продовольственной, подчеркивалась необ­ходимость выдвинуть на первый план методы убеждения, а к принуждению обращаться только «в случаях упорного противодействия в районах кулацкого типа» (см.: Продовольственная газета. 1921. 25 и 27 февраля; Систематический сборник декретов и распоряжений правительства по продовольственному делу (январь —апрель 1921 г.). М., 1922. Кн. 6. С. 271-272, 274-275, 279).
40 Инструкция Совнаркома «О порядке и способах создания семенногофонда и сохранения семян для полного засева» предусматривала два вариантасохранения семян: ссыпку-складку в общественные амбары и оставление се­мян у крестьян под расписку (бронирование). Ссыпка-складка семян в общест­венные амбары признавалась Совнаркомом «предпочтительной, но и болеетрудно проводимой». Использовать ее рекомендовалось в основном в потреб­ляющих губерниях и при условии наличия в них хорошо налаженного и гибко­го административного и продовольственного аппарата. По обоим указаннымкритериям Тюменская губерния относилась к числу административно-терри­ториальных единиц, в которых Совнарком рекомендовал ограничиться брони­рованием семян с оставлением их у владельцев (см.: Систематический сборникдекретов и распоряжений правительства по продовольственному делу... Кн. 6.С. 253-255). Однако руководство Тюменской губернии приняло прямо проти­воположное решение, чем резко усугубило политическую ситуацию в гу­бернии.
41 23 января 1921 г. телеграмма с мотивированным ходатайством о снятиивоенного положения в Тюменской губернии за подписью председателя губис-
657
полкома советов С. А. Новоселова была направлена в НКВД. Среди многочис­ленных помет на бланке телеграммы имеется заключение одного из руководи­телей наркомата от 27 января 1921 г.: «Не возражать» (РГВА, ф. 42, оп. 1, д. 1912, л. 7). Однако в январе 1921 г. это решение проведено в жизнь так и не было.
42 Руководство Тюменской губернии пыталось объяснить необходимостьвведения внутренней разверстки классовыми мотивами. Принципиально инуюточку зрения по этому вопросу высказало в своей телеграмме в наркомпродруководство рабоче-крестьянской инспекции Ишимского уезда. Оно писало:«Продорганы, проводя разверстку, руководствовались принципом "во что быто ни стало выполнить разверстку, не считаясь ни с какими последствиями".[Они] сделали то, что половина волостей уезда, менее богатых хлебом, оста­лась совершенно без хлеба. Во многих волостях, беднейших хлебом [и] не вы­полнивших полностью госразверстки, еще в начале января [1921 г.] оставленобыло не только кулакам и середнякам, но и беднякам от 30 фунтов до 2 пудовна едока не на каждый месяц, а на все время до нового урожая. Семян также небыло оставлено. Семена оставлялись только [в] случае выполнения разверсткиполностью из оставшихся излишков, что возможно было для более богатыххлебом волостей. Население уезда, учитывая необходимость госразверстки,сдавало хлеб, надеясь в случае необходимости получить от государства продо­вольственный, а главное — семенной хлеб к сроку [...]»(РГАЭ, ф. 1943, оп. 6,д. 403, л. 506).
43 Репрессии со стороны продработников обрушились не только на со­трудников низового советского аппарата. Во второй половине января 1921 г.на почве расхождений в трактовке решений 8-го Всероссийского съезда сове­тов дважды — сначала Крестьянниковым, а затем Лаурисом — арестовывалсяпопулярный среди населения Ишимского уезда беспартийный крестьянинИ. А. Мандрыгин, являвшийся делегатом 2-го губернского и 8-го Всероссий­ского съездов советов (см.: ГАТО, ф. р. 2, оп. 1, д. 223, л. 15, 25; УФСБТО,ф. 6491, т. 3, л. 22, 31). Оба раза за Мандрыгина были вынуждены вступатьсявышестоящие советские инстанции.
44 Сенькин Тихон Данилович (1878-1921) — из крестьян, родился вс. Каменка Успенской волости Малокрасноярского уезда Орловской губернии.Служил городовым в полиции Риги. В 1903 г. осужден Орловским окружнымсудом за кражу и отбыл год в исправительных арестантских отделениях. В1905 г. за подстрекательство крестьян к земельным беспорядкам был сослан напоселение под надзор полиции в Обдорск Березовского уезда. По приговоруТобольского окружного суда от 25 ноября 1911 г. за покушение на убийствоотбывал 1,5 года в исправительных арестантских отделениях. В начале 1918 г.стал одним из организаторов и руководителей советов на севере Тобольскойгубернии. После свержения советов арестован белогвардейскими властями изаключен в тюрьму, откуда бежал. С восстановлением советской власти в Си­бири вновь занимал руководящие советские должности в Березове (см.: ГолосНародной армии (Ялуторовск). 1921. 22 марта).
658 КОММЕНТАРИИ
Директива руководства Тюменской губернии использовать при проведе­нии семенной кампании методы, применявшиеся при проведении продраз­верстки, в том числе принуждение, находилась в прямом противоречии с уста­новками центральных органов, рекомендовавших опираться на методы убеж­дения.
46 Действительно, в Ингалинскую волость, которая первой в Ялуторовском уезде поднялась на восстание, выезжал для переговоров председатель уездного исполкома советов Г. П. Петров. Но попытки Петрова распропагандировать крестьян и отговорить их от восстания не увенчались успехом (см.: Красный вестник. 1921.28 мая).
Е. И. Лушников направил руководству чуртанских повстанцев приказ о немедленном прекращении боевых действий, роспуске мобилизованных и сдаче оружия, угрожая в противном случае сожжением населенных пунктов и поголовным расстрелом населения Чуртанской волости (см.: РГВА, ф. 17718, оп. 1,д. 89, л. 8).
Заключительный акт по делу о восстании населения Аромашевской во­лости Ишимского уезда см.: ГАТО, ф. р. 152, оп. 2, д. 44, л. 68-70.
4 6 августа 1921 г. президиум ВЦИК советов заслушал определение касса­ционного трибунала ВЦИК на приговор Тюменского губревтрибунала от 7 февраля 1921 г. Президиум ВЦИК заменил Медведеву расстрел на 5 лет лише­ния свободы, а всем остальным осужденным наказание заменил условным на такие же сроки (см.: ГАТО, ф. р. 152, оп. 2, д. 44, л. 1).
50 Шорин Василий Иванович (1870-1938) — из мещан. Окончил юнкерское училище и офицерскую стрелковую школу, участник Первой мировой войны, полковник старой армии. В Красную Армию вступил добровольно в сентябре
1918 г. Командовал 2-й армией Восточного фронта, особой группой Южногофронта, Юго-Восточным и Кавказским фронтами. За бои против Колчака в
1919 г. был награжден орденом Красного Знамени и почетным революцион­ным оружием. С апреля 1920 г. занимал должность помощника Главнокоман­дующего всеми вооруженными силами республики по Сибири (Помглавкомапо Сибири).
1 Афанасьев Федор Михайлович (1883-1935) — из мещан. Окончил Ака­демию Генерального штаба, участник Первой мировой войны, полковник ста­рой армии. В Красной Армии с февраля 1918 г., занимал главным образом штабные должности: начальник штаба 2-й армии Восточного фронта, Юго-Восточного и Кавказского фронтов. С апреля 1920 г. был начальником штаба Помглавкома по Сибири (сокращенное название должности — наштасиб).
Хрусталев Петр Матвеевич — большевик с 7 марта 1917 г. В 1920 г. служил семипалатинским губвоенкомом, затем стал тюменским губвоенко-мом. 4 февраля 1921 г. руководством Тюменской губернии был откомандиро­ван в Ишим, чтобы возглавить подавление крестьянского восстания в уезде.

659
53 Более точные данные о действиях отряда Муркина в Караульноярскомсм. в политической сводке Караульноярского волвоенкомата (документ№ 152).
54 Рахманов Николай Николаевич (1892-?) — родился в Киеве, окончилКонстантиновское военное училище, штабс-капитан старой армии. В КраснойАрмии командовал 234-м полком и 78-й бригадой 26-й Златоустовской стрел­ковой дивизии. В 1919 г. участвовал в боях с колчаковскими войсками на Вос­точном фронте, в 1920 г. — в подавлении крестьянских восстаний в Алтайскойгубернии. Затем принял командование 85-й бригадой 29-й стрелковой диви­зии. В 1923 г. за руководство подавлением восстания в Тюменской губерниибыл награжден орденом Красного Знамени.
55 Смирнов Иван Никитич (1881-1936) — из крестьян. Профессиональныйреволюционер, член РСДРП с 1899 г., большевик. Вел нелегальную работу вМоскве, Петербурге, Вышнем Волочке, Ростове, Харькове, Красноярске, зачто 7 раз подвергался арестам, 6 лет провел в тюрьме, находился в вологод­ской и нарымской ссылках. Весной — летом 1917 г. был одним из организато­ров и руководителей совета солдатских депутатов Томского гарнизона. В годыгражданской войны являлся членом Реввоенсовета республики, Восточногофронта и 5-й армии, в качестве члена Сиббюро ЦК РКП(б) руководил больше­вистским подпольем в Сибири. На VIII съезде РКП(б) Смирнов был избранкандидатом в члены ЦК, а на IX съезде — членом ЦК партии.
Сведения не соответствуют действительности. На самом деле 6 февраля 1921 г. все сотрудники 3-го отдела 33-го полевого строительства, располагав­шиеся в Голышмановском районе, были арестованы повстанцами. На предло­жение руководства мятежников перейти на их сторону подавляющее боль­шинство сотрудников 3-го отдела ответило отказом. Лишь небольшая группа персонала (3-й участок во главе с младшим производителем работ Дмитрие­вым), а также старший производитель работ Зубков, техники Петров, Шангин и Шмидт, инспектор Размахнин, чертежники Белов и Лазаревский, завхоз [Б.] Волынский, лекарский помощник Николаев и сторож Феофанов перешли на сторону мятежников. Волынский некоторое время занимал должность на­чальника Голышмановской армии, Феофанов — начальника военно-оператив­ного штаба, а затем инструктора, Николаев руководил санитарной частью, Дмитриев, Петров, Размахнин и Шангин командовали небольшими отрядами, Лазаревский был начальником пулеметной команды, Антошкин, Белов и Зуб­ков занимали административно-хозяйственные должности в штабе (см.: РГВА, ф. 25892, оп. 3, д. 75, л. 48; оп. 7, д. 4, л. 12).
57 Родин Владимир Алексеевич (7-1921) — учитель села Белое Соколов­ской волости Ишимского уезда. По данным советских органов, ранее был эсе­ром, имел звание поручика и служил в армии Колчака. С 10 февраля 1921 г. командовал Налобинским, затем Петропавловским боевым участком повстан­цев, с 18 февраля являлся командующим Сибирским фронтом.
660 КОММЕНТАРИИ
В источнике допущена ошибка. Иван Данилович Атаманов был комму­нистом и в составе чоновского отряда сражался против повстанцев; команди­ром повстанческого корпуса являлся его родной брат Григорий Данилович Атаманов (1898-1921) — житель села Смирновское Локтинской волости, про­исходивший из зажиточных крестьян.
Информация не соответствует действительности. Повстанцы так и не взяли Ялуторовск, но страх на местные партийно-советские круги, судя по свидетельству рядовых коммунистов, они нагнали большой. Когда вечером 12 февраля 1921 г. местный советский оперативный штаб отдал распоряжение всем членам РКП(б) явиться на вокзал, не объяснив причину сбора, среди коммунистов возникла паника: на улицах Ялуторовска появились подводы членов партии с домочадцами и имуществом (см.: ТОЦДНИ, ф. 1, оп. 1, д. 278, л. 173).
60 Данишевский Карл-Юлий Христианович (1884-1938) — из крестьян. Член РСДРП с 1900 г. Участник трех российских революций. В годы граждан­ской войны являлся членом реввоенсоветов Восточного фронта и республики, помощником военкома и военкомом Полевого штаба, председателем ревтри­бунала республики. Был делегатом VIII и X съездов РКП(б), избирался канди­датом в члены ЦК партии.
Павлуновский Иван Петрович (1888-1940) — из служащих; большевик с 1905 г., активный участник трех российских революций. В 1917 — первой по­ловине 1918 г. возглавлял Петергофский совет, был членом Петроградского совета, командовал красногвардейскими отрядами в Петрограде, на Украине и в Белоруссии. С августа 1918 г. работал в органах ВЧК: начальником особого отдела 5-й армии, председателем Уфимской губчека, заместителем и первым заместителем начальника особого отдела ВЧК. С января 1920 г. являлся руко­водителем полномочного представительства ВЧК по Сибири.
62 Чуцкаев Сергей Егорович (1876-1946) — из служащих. Учился в Казан­ском, Петербургском и Гейдельбергском университетах. Состоял в РСДРП с 1903 г. Активный участник революционных событий 1917 г. на Урале. С ав­густа 1918 г. являлся членом коллегии, а затем заместителем наркома финан­сов РСФСР, членом малого Совета народных комиссаров. С января 1921 г. работал в Сибири заместителем председателя Сибревкома и членом Сиббюро ЦК РКП(б).
В источнике допущена ошибка. Имеется в виду не Кошелевская волость, а одноименный сельсовет Ново-Заимской волости Ялуторовского уезда, кото­рый граничил с Омутинским районом, где в это время шли бои.
Данное сообщение не ориентировано, так как в Тюменской губернии имелось несколько населенных пунктов, имевших аналогичные названия.
65 Эта инструкция через председателя Омской губчека П. В. Гузакова была передана политическим бюро всех уездов, которые были охвачены восстанием (см.: ЦХДНИОО, ф. 1, оп. 2, д. 134, л. 22).
661
66 Речь идет о подводах с патронами, высланных из Тюмени в Тобольск еще вместе с отрядом под командой Муркина, но оставленных им с отрядом сопровождения под командой Удалова в пути.
7 22 февраля 1921 г. это постановление президиума Тюменского губис-полкома советов было доведено отделом управления губисполкома «до сведе­ния и [для] неуклонного исполнения» волостных исполкомов и ревкомов, а также начальников советских отрядов, оперировавших в губернии (см.: ГАТО, ф. р. 202, оп. 1, д. 41, л. 30).
Приказ № 1 полномочной комиссии военно-оперативного штаба от 16 февраля 1921 г. см.: ГАТО, ф. р. 488, оп. 1, д. 1, л. 1-2.
9Вадиковский Александр Михайлович (1897-?) — родился в селе Ма-карья Троицкой волости Котельнического уезда Вятской губернии. Окончил 8 классов гимназии и 1-й курс Пермского университета, до революции работал народным учителем. Член РКП(б) с 1919 г. В 1920 г. был военным комиссаром Туринского уезда, командиром роты караульного батальона Тюменского губ-военкомата. В декабре 1920 г. был избран членом президиума Тюменского губкома партии и возглавил его агитационно-пропагандистский отдел, с весны 1921 г. — секретарь губкома РКП(б).
0 Резолюцию, содержащую примерно такую же версию причин восстания,принял затем пленум Тюменского губкома РКП(б). В ней говорилось: «Уста­новить, что причины, вызвавшие к.-р. беспорядки в пределах некоторых уез­дов Тюменской губ., заключаются прежде всего в усиленной организованнойработе контрреволюционных сил. Почвой для беспорядков, с одной стороны,явилось недовольство крестьянства проведенной продразверсткой и начав­шейся семенной разверсткой в силу новизны и враждебности к последнимнаселения, [случаи] отдельных неправильных действий, а иногда и преступ­ных деяний со стороны некоторых работников по продовольствию, с другой— слабая работа наших не окрепших еще партийных и советских организа­ций» (см.: ТОЦЦНИ, ф. 1, оп. 1, д. 269, л. 113).
1 Приводимые в листовке сведения не соответствуют действительности.Они являются типичным приемом коммунистической пропаганды, цель кото­рого — деморализовать мятежников и посеять сомнения в повстанческойсреде.
Нельзя не отметить, что А. М. Вадиковский, являвшийся автором этой лис­товки, неоднократно прибегал к откровенной лжи при освещении событий, имевших место в губернии. В одной из своих газетных статей, претендовав­ших на теоретический анализ мятежа, он договорился до того, что якобы «часть повстанцев при наступлении наших отрядов приходила в смущение и готова была восстать (а в некоторых местах и восставала) против своих вожа­ков, не желая больше бессмысленно терять голову» (Известия Тюменско-То-больского губкома РКП(б), губисполкома советов и горсовета. 1921. 25 фев­раля).
662 КОММЕНТАРИИ
2 Эта радиограмма была послана из Тобольска через Обдорск, Москву, Челябинск и получена в Тюмени только 20 февраля 1921 г.
Кудрявцев Алексей Федорович (7-1921) — до начала восстания работал заведующим отделом Петропавловского уездного военкомата по учету кон­ского состава, имел воинское звание рядового и, разумеется, никогда в Акаде­мии Генерального штаба не учился. Тем не менее председателю Сибревкома И. Н. Смирнову — видимо, руководством органов ВЧК — была предоставлена информация о том, что Кудрявцев действительно является бывшим полковни­ком Генштаба, направленным Реввоенсоветом республики в штаб Помглавко-ма по Сибири. Поэтому И. Н. Смирнов срочно направил в Москву телеграмму с требованием разыскать по учетным данным Академии Генерального штаба семью А. Ф. Кудрявцева и взять ее членов в качестве заложников. 28 марта 1921 г. И. Н. Смирнов на свой запрос получил из Москвы ответ, опровергаю­щий принадлежность Кудрявцева к офицерам Генерального штаба (см.: РГАЭ, ф. 1943, оп. 1, д. 1017, л. 78; РГВА, ф. 7, оп. 1, д. 204, л. 62).
74 Открытое судебное заседание выездной сессии реввоентрибунала Сиби­ри, на котором судили продработников и повстанцев, началось в Ишиме 22февраля 1921 г. Большинство и тех, и других не признало предъявленные имобвинения. В результате заседание было прервано на 6 дней, в, течение кото­рых председатель реввоентрибунала Сибири В. Е. Опарин возвратился в Омски 24 февраля 1921 г. на заседании Сиббюро ЦК РКП(б) доложил о ходе заседа­ния. Сиббюро дало Опарину жесткие директивы, в соответствии с которыми28 февраля 5 продработников и 41 крестьянин были приговорены к высшеймере наказания. Приговор был приведен в исполнение в отношении всехповстанцев и только одного из пяти продработников — М. А. Лауриса(УФСБТО, ф. 6491, т. 1, л. 123-127; ГАНО, ф. п. 1, оп. 3, д. 22, л. 16; СоветскаяСибирь (Омск). 1921. 16 марта).
75 Коряков Алексей Евгеньевич (1879-1922) — из семьи священника г. Ту-ринска Тобольской губернии. Образование — два класса духовной семинарии.С 1914 по 1919 г. состоял в партии эсеров. В 1917-1919 гг. служил в Омскойгородской управе, секретарем кооперативного союза «Центросибирь». Прицарском режиме находился под судом за принадлежность к партии эсеров,крестьянскому и учительскому союзам. С 1920 г. жил в Тобольске и работалчленом президиума Тобольского уездного бюро профсоюзов.
76 Тихонов Николай Иванович (1895-1922) — беспартийный, член прези­диума Тобольского уездного бюро профсоюзов.
77 Горбачев Никон Васильевич (1893/94-1921) — родился в селе Гагарьев-ское той же волости Ишимского уезда, крестьянин-середняк. В начале 1921 г.работал заведующим земельным отделом местного волостного исполкомасоветов. Погиб в бою.
78Желтовский Василий Максимович (1895-1921) — родился в семье кре­стьянина села Желтовское Кугаевской волости Тобольского уезда. Участник Первой мировой войны, фельдфебель. В начале 1921 г. служил делопроизво-
663
дителем военкомата Кугаевской волости и имел крестьянское хозяйство ниже среднего. Являлся одним из главных военных руководителей повстанцев То­больского уезда. Погиб в бою в мае 1921 г.
79 Силин (Острых) Николай Николаевич (1870-1921) — из дворян, бывший подпоручик Фанагорийского полка царской армии. В 1912 г. был сослан в Тобольск за принадлежность к партии эсеров, в рядах которой состоял до 1918 г. В 1917 г. являлся командиром городской дружины самоохраны. В 1920 — начале 1921 г. работал бухгалтером финансово-сметного отдела низового Обь-Иртышского областного управления рыбными промыслами (сокращенное название •— Областрыба). С захватом Тобольска повстанцами был сначала арестован, а затем избран начальником штаба его гарнизона. В середине мая 1921 г., не желая сдаться красным, застрелился.
26 февраля 1921 г. отдел управления Тюменского губисполкома советов направил всем волостным исполкомам, ревкомам и начальникам оперирую­щих отрядов циркуляр № 557, в котором отменил действие своего циркуляр­ного распоряжения № 540 от 22 февраля 1921 г. и проинформировал их о по­становлении президиума губисполкома от 25 февраля 1921 г. В случае созда­ния на местах ревкомов отдел управления потребовал немедленно доносить ему об этом с указанием персонального состава и партийности членов этих ревкомов (см.: ГАТО, ф. р. 202, оп. 1, д. 41, л. 33).
81
Листовка является типичным образчиком коммунистической пропаган­ды. Содержащаяся в ней конкретная информация не соответствует действи­тельности. Никаких убийств сотен и тем более тысяч мирных жителей по­встанцы не совершали. Естественно, не существовало и фотоснимков этих жертв.
82 «Монархический заговор» (или «заговор корнета С. Г. Лобанова») —провокация тюменских чекистов, в соответствии с которой в ночь с 10 на 11февраля 1921 г. в Тюмени были арестованы 8 человек, главным образом уча­щиеся местного техникума в возрасте от 16 до 18 лет. Во время допросов онидали показания еще на 30 человек — в основном на родственников и близкихзнакомых, которые также были арестованы. 22 арестованным было предъявле­но обвинение в создании контрреволюционной организации, позднее для пу­щей важности названной чекистами еще и монархической, в целях свержениясоветской власти. Постановлением коллегии Тюменской губчека от 18 февра­ля 1921 г. с участием председателя губисполкома советов С. А. Новоселова иответственного секретаря губкома РКП(б) С. П. Аггеева 17 человек были при­говорены к высшей мере наказания (приговор был приведен в исполнение 2марта), 5 — к различным срокам заключения, остальные оправданы. Единст­венный из всех арестованных — Д. Т. Львов, проходивший в начале следствиякак офицер — был «выведен» из числа подследственных после двух допросов.Видимо, он оказался чекистским провокатором. Его фамилия отсутствует дажев заключении по итогам следствия (см.: УФСБТО, ф. 7958, л. 1-352).
83 Милюков Павел Николаевич (1859-1943) — историк, публицист, теоре­тик и лидер партии народной свободы (кадетов). После победы Февральской
664 КОММЕНТАРИИ
революции занимал в первом составе Временного правительства пост минист­ра иностранных дел, эмигрировал после установления советской власти.
Чернов Виктор Михайлович (1873-1952) — один из основателей и тео­ретиков партии социалистов-революционеров (эсеров), лидер ее центра. В 1917 г. входил в состав Временного правительства в качестве министра земле­делия. 5(18) января 1918 г. был избран председателем Учредительного собра­ния, с 1920 г. находился в эмиграции.
Образцовый отряд являлся элитной частью Красной Армии. Он был сформирован главным образом из преподавателей и курсантов Высшей воен­ной школы Сибири и насчитывал 800 человек. В составе отряда имелось 475 штыков, 15 сабель, 8 пулеметов, 2 легких трехдюймовых орудия и команда связи (см.: РГВА, ф. 16, оп. 3, д. 102, л. 107).
86 Имеется в виду постановление Совнаркома «О конфискациях и реквизи­циях имущества частных лиц в местностях, освобожденных от неприятеля» от 16 сентября 1920 г. (см.: Декреты советской власти. Т. 10. С. 175-176).
Казанский полк был сформирован для подавления Западно-Сибирского восстания в порядке выполнения специального приказания Главкома РККА С. С. Каменева от 21 февраля 1921 г. Его 1-й батальон состоял из отборных частей Запасной армии, а 2-й — из красных курсантов и насчитывал в своем составе 18% коммунистов, в том числе 13 человек среди командного состава.
8 Циркунов Юлиан Гаврилович (1877-?) — из крестьян Воронежской гу­бернии. Окончил Новозыбковское реальное училище, по профессии учитель. В 1904-1905 гг. участвовал в русско-японской войне. В 1910 г. окончил Чугуев­ское юнкерское училище. Участник Первой мировой войны, имел звание штабс-капитана. Большевик с 1917 г. В конце 1917 — первой половине 1918 г. командовал отрядами Красной гвардии на Урале и в Омске. В период контрре­волюции скрывался в Омске под чужой фамилией. С января 1920 г. служил в Омском губвоенкомате, числился в резерве, затем — военком Тарского уезда.
Рассуждения Корнякова о руководящей роли военного подполья являют­ся вымыслом чистой воды и не подтверждаются достоверными материалами.
90 В источнике допущена ошибка в нумерации приказа. Видимо, имеется в виду оперативный приказ № 11 от 15 февраля 1921 г., в соответствии с кото­рым рядовым повстанцам предлагалось немедленно разойтись по домам. По­встанцы, не выполнившие этого требования, объявлялись добровольно вос­ставшими и подлежащими расстрелу на месте наравне с руководителями мя­тежа (см.: ИФ ГАТО, ф. р. 2, оп. 2, д. 5, л. 15).
1 Татаринцев Николай Андронович (1894—?) — родился в Костромской губернии, окончил реальное училище и средний политехникум, в 1916 г.— Иркутское военное училище. В 1916 г. в чине подпоручика служил в запасном полку, в 1917-1918 гг.— на фронте начальником саперной команды 529-го полка. Был ранен и демобилизован по ранению. Дальнейшая судьба неиз­вестна.
665
Содержание приказа № 30, в действительности датируемого 20 февраля 1921 г., в данном документе опушено, поскольку весь текст приказа опублико­ван в настоящем сборнике под № 234.
93 Это распоряжение председателя Сибревкома И. Н. Смирнова было объ­явлено для сведения и руководства в оперативном приказе № 79 командующе­го советскими вооруженными силами района Омск — Тюмень комбрига-85 Н. Н. Рахманова от 17 марта 1921 г. и в приказе № 6 командующего Северной группой советских войск А. Ефремова-Ларина от 20 марта 1921 г.
В развитие полученной директивы в приказе № 79 говорилось:
«§ 2. Предлагаю всем командирам [и] комиссарам, точно руководствуясь распоряжением Предсибревкома (§ 1), широко оповестить крестьянское насе­ление районов, [в] которых действуют части, о том, что крестьяне, по бессоз­нательности вовлеченные в мятеж против советской власти и до сих пор остающиеся в рядах бандитских шаек из-за страха наказания, должны немед­ленно сложить оружие, свезти его и сдать в ближайший отряд Красной Армии, выдать главарей — подстрекателей против советской власти — тем же отря­дам и безбоязненно возвратиться в свои села и деревни к мирному труду.
§ 3. Договоров с делегациями от бандитов, за последнее время усиленно высылаемыми на разных концах нашего участка, нашим действующим частям не заключать и [переговоров] не производить, строго руководствуясь § 1 сего приказа» (РГВА, ф. 17718, оп. 1, д. 69, л. 238).
Приказ № 6 заканчивался следующими словами:
«Объявляя настоящее, приказываю обратить особое внимание на точное исполнение § 1 сего приказа и [в] срочном порядке распространить между населения, по возможности — в рядах повстанцев настоящий приказ и воззва­ния, дабы возвратить быстрее введенных в заблуждение провокацией и ложью, кулаками и агентами Колчака беднейшее и среднее крестьянство и всех честно раскаявшихся в своих заблуждениях мирных жителей» (РГВА, ф. 17959, оп. 1, д. 23, л. 3).
Необходимость этой меры И. Н. Смирнов объяснял тем, что держать пленных повстанцев и заложников было негде. Между тем численность последних только в Ишиме составляла около двух тысяч человек, и перед Н. Н. Рахмановым, по выражению И. Н. Смирнова, стоял вопрос: «...или их расстрелять, или вывезти в Омск» (см.: ТОЦДНИ, ф. 1, оп. 1, д. 277, л. 84).
На документе имеется резолюция секретаря Тюменского губкома РКП(б) С. П. Аггеева: «Предложить губвоенкому, дабы последний передавал оперативные сводки о ходе подавления восстаний своим увоенкомам с расче­том, чтобы последние в копии передавали укомпартам».
Справка была подготовлена штабом РККА в связи с телеграммой руко­водства Тюменского губкома РКП(б) и губисполкома от 11 марта 1921 г. (см.-документ №316).
666
КОММЕНТАРИИ
97 Сибирский революционный комитет (Сибревком) был создан в соответ­ствии с постановлением ВЦИК от 27 августа 1919 г. путем назначения из цент­ра и в таком виде просуществовал до декабря 1925 г.
98
Речь идет о 17 жителях Тюменской губернии, расстрелянных по приго­вору президиума местной губчека в ночь на 17 декабря 1920 г. Их трупы были спущены под лед, что немедленно стыю известно горожанам и широко обсуж­далось на бытовом уровне. Чтобы как-то сгладить негативное впечатление от содеянного, президиум Тюменской губчека сделал официальное заявление, в котором отмежевался от подобного «захоронения» трупов, пообещал выявить и наказать виновных в этом, а также опубликовать список расстрелянных (см.: Известия Тюменско-Тобольского губернского к[омите]та РКЩбол.), губерн­ского] исполнительного] к[омите]та совета раб[очих], кр[естьянских] и крас­ноармейских] депутатов. 1920. 18 декабря). Однако свои обещания руковод­ство Тюменской губчека не выполнило.
Приказом Реввоенсовета республики от 4 марта 1921 г. и Помглавкома по Сибири от 15 марта 1921 г. была произведена реорганизация войск Сибири. 21-я стрелковая дивизия войск ВНУС была переименована в 39-ю стрелковую, ее 61-я стрелковая бригада — в 115-ю стрелковую, а 181, 182 и 183-й стрелко­вые полки — соответственно в 343, 344 и 345-й стрелковые полки (см.: РГВА, ф. 17718, оп. 1,д. 69, л. 268).
Речь идет о начальнике штаба Сибирского фронта Едличко и начальни­ке штаба Народной повстанческой армии И. Чердынцеве, взятых в плен 28 марта 1921 г. (см.: РГВА, ф. 16, оп. 3, д. 88, л. 476).
Революционная военная тройка Нарымского края, руководившая по­давлением мятежа на территории Нарымского и Сургутского уездов, была соз­дана 15 марта 1921 г. постановлением Томского губкома РКП(б) и губиспол-кома советов и первоначально состояла из И. М. Видягина, Е. А. Федосеева и А. Л. Блохина (начальник вооруженных сил).
1 2 Коммунисты в панике оставили Сургут в ночь с 9 на 10 марта 1921 г., испугавшись небольшого по численности — примерно в 50 человек — отряда повстанцев. Произошло это после того, как несколько отрядов красных, вы­сланных ранее из Сургута в район Самарово, потерпели поражение от по­встанцев Тобольского уезда.
10 11 апреля 1921 г. президиум Тюменского губисполкома советов внес в это решение существенный корректив: 300 тыс. пудов семян разрешено было выдать населению нуждающихся волостей Ишимского уезда из государствен­ного фонда «взаимообразно», в качестве ссуды, которую надлежало «возмес­тить из излишков семенного материала по остальным волостям Ишимского уезда» (см.: ГАТО, ф. р. 2, оп. 1, д. 46, л. 49).
104 Повстанческие власти Тобольска не намеревались расстреливать за­ключенных. Утверждение П. И. Студитова является откровенной выдумкой.
105 Список не публикуется (см. л. 178). По составу преступления все этиповстанцы в документе квалифицированы как «не активн[ые]».
667
10 В данном архивном деле хранится еще несколько аналогичных поста­новлений этой же коллегии и списков мятежников, приговоренных ею к раз­личным наказаниям.
107 24 мая 1921 г. Ишимский уком РКП(б), заслушав сообщение Готопутов-ского волостного партийного комитета о задержке вывоза хлеба со ссыпного пункта и посылке делегатов-ходоков, постановил: «Готопутовскому волком-парту и волячейке поставить на вид с предупреждением, чтобы подобных случаев не повторялось» (см.: ТОЦДНИ, ф. 1, оп. 1, д. 120, л. 31).
1 Данилов Степан Ильич — житель деревни Таратухина Карачинской во­лости Тобольского уезда. Участник Первой мировой войны, организатор и командир повстанцев Карачинской волости, затем — командующий Юго-За­падным фронтом Тобольского уезда. В начале ноября 1921 г. был взят крас­ными в плен. Дальнейшая судьба неизвестна.
1 9 Лопарев Платон Ильич (1890-1938) — один из организаторов и руково­дителей антиколчаковского партизанского движения на севере Тюменской губернии в 1919 г. В середине марта 1921 г. с согласия местного партийно-советского руководства и командира 61-й бригады войск ВНУС сформировал в Тюмени из демобилизованных красноармейцев — местных жителей — Се­верный добровольческий экспедиционный отряд в 40 человек. Отряд Лопарева совершил марш-бросок через Туринск, Пелымское, Шаим, Супру и Лорбат и 7 апреля вышел в тыл мятежникам в районе села Воронье (Красно-Ленино), нарушил их коммуникации, разгромил несколько повстанческих отрядов. 11 мая 1921 г. отряд Лопарева взял с. Самарово, где уничтожил Главный штаб Тобольской народной повстанческой армии (см.: ГАТО, ф. р. 2, оп. 1, д. 18, л. 200-207; ЦЦООСО, ф. 41, оп. 1, д. 141, л. 46-48).
110 Особые отряды — элитные части Красной Армии периода гражданской войны. Как правило, в составе стрелковой дивизии имелось три особых отряда, каждый из которых насчитывал 120-180 штыков и около десяти пулеметов. Особые отряды формировались главным образом из коммунистов, сочув­ствующих РКП(б), членов РКСМ и интернационалистов. Основное назначение особых отрядов заключалось в карательных функциях: в подавлении восста­ний в частях Красной Армии, в прифронтовой полосе и в ближайшем тылу.
Аналогичные распоряжения 26 апреля 1921 г. были направлены началь­никам всех остальных районов милиции уезда (см.: ТФ ГАТО, ф. р. 275, оп. 3, Д. 15, л. 41).
112Сватош Богумил Владиславович (7-1921) — инженер-технолог, знал несколько иностранных языков. С ноября 1920 г. работал заведующим отде­лом низового Обь-Иртышского областного управления рыбными промыслами в г. Тобольске. У повстанцев Тобольского уезда сначала занимал должность начальника (заведующего) секретно-оперативно-политического отдела, затем сменил Желтовского на посту главнокомандующего. Выдавал себя за полков­ника и бывшего адъютанта генерала Рудольфа Гайды. Прекрасно осведомлен-
668
КОММЕНТАРИИ
ные о самозванстве Сватоша тюменские чекисты тем не менее с удовольстви­ем поддержали эту версию. Погиб в середине мая 1921 г.
113 Красулин Николай Павлович (1890-1922) — родился на Билимбаевском Заводе той же волости Екатеринбургского уезда Пермской губернии, в 1909 г. в Екатеринбурге окончил реальное училище, беспартийный. Участник Первой мировой войны, подпоручик. В 1920 — начале 1921 г. работал старшим бух­галтером и заведующим финансово-счетным отделом Тобольского райпрод-кома. Во время мятежа являлся сотрудником Главного Тобольского штаба Народной повстанческой армии, несколько дней накануне поражения занимал должность его военного руководителя. Расстрелян по приговору Тюменской губчека.
На состоявшемся 7 июня 1921 г. заседании президиума Ялуторовского исполкома советов было признано, что из-за отсутствия продовольственного снабжения населения положение уезда «критическое и небезопасное в полити­ческом отношении» (см.: ГАТО, ф. р. 2, оп. 1, д. 99, л. 148).
11 Шевченко Петр Семенович (7-1921) — крестьянин-середняк села Большой Кусеряк Ишимского уезда. Один из его братьев — Яков — служил в Красной Армии, другого повстанцы убили в самом начале мятежа, сестра Ели­завета до февраля 1922 г. скрывалась вместе с мятежниками, пока не была захвачена красными. Шевченко был инициатором мятежа в Большом Кусеря-ке, где 8-9 февраля 1921 г. мобилизовал под свое начало около тысячи чело­век. В дальнейшем командовал повстанческим полком и отрядом. Погиб в бою в конце августа 1921 г.
116 Совершенно очевидно, что данный список, включающий в себя глав­ным образом командный состав мятежников южной части Ишимского уезда,был составлен Тюменской губчека на основании захваченных повстанческихдокументов, относящихся к февралю — первой половине марта 1921 г. Затемон, видимо, был направлен во все уездные политбюро, а последними — на­чальникам милицейских районов для розыска перечисленных в нем лиц.Именно в нескольких фондах милицейских районов Тобольского уезда такиесписки и сохранились в копиях. Обнаружить же подлинные или хотя бы ко-пийные материалы за подписями руководства самой Тюменской губчека, ксожалению, не удалось.
117 Соответствующую телеграмму Ф. М. Афанасьева председателю Тю­менского губисполкома советов см.: ТОЦДНИ, ф. 1, оп. 1, д. 261, л. 3.
11 Букарин Иван Семенович (7-1921) — житель Аромашевской волости Ишимского уезда; в отряде и в полку П. С. Шевченко командовал 1-м эскад­роном, затем был командиром отдельного отряда. Погиб в бою 25 октября 1921 г.
Сикаченко Иван Лукьянович (1893-?) — житель села Аромашево той же волости Ишимского уезда; после гибели Перевалова стал заместителем П. С. Шевченко. Взят в плен красноармейцами 2 декабря 1921 г., будучи тяже­ло раненным в руку. Дальнейшая судьба неизвестна.
669
120 Булыгин Иван Ефимович (1885—?) — житель села Старо-Шадрино Кор-кинской волости Ялуторовского уезда, крестьянин-середняк, беспартийный, унтер-офицер. Был командиром батальона 2-го Освободительного полка Ва-раксина. 28 августа 1921 г. сдался в плен и 4 июля 1922 г. был приговорен к 5 годам лишения свободы (УФСБТО, ф. 5431, т. 1, л. 1а — 1в). Дальнейшая судьба неизвестна.
1 ' Щукин Семен Андреевич — крестьянин деревни Липихина Мининской волости Ялуторовского уезда, был начальником пулеметной команды 2-го Освободительного полка. Сдался в плен и был осужден вместе с Булыгиным.
122 На документе имеется чья-то резолюция от 4 октября 1921 г.: «Отделууправления. Немедленно назначить нового предревкома через ячейку и волин-структора».
123 Судя по всему, на этот раз инициатива проведения двухнедельникапринадлежала Уральскому бюро ЦК РКП(б) и командующему войсками При­уральского военного округа С. В. Мрачковскому. 9 декабря 1921 г. Тюменскийгубком партии поддержал ее (см.: ТОЦДНИ, ф. 1, оп. 1, д. 210, л. 258).
124 Ванька-цыган — партизанская кличка Брисенкова Ивана Павловича(1895-?), крестьянина-бедняка деревни Буреевка Кротовской волости Ишим-ского уезда. В действительности не сдался, а в начале февраля 1922 г. был взятв плен вместе с Т. Б. Гримчковым (Мустылевым) и сестрой П. С. ШевченкоЕлизаветой (см.: УФСБТО, ф. 3231, т. 1, л. 2).

Комментариев нет: